Последние комментарии

  • И во сне, и наяву (СИ)

    Не понятная книга, и жутко читать выражения типа:"я с вас удивляюсь", или "я с вас смеюсь", учите русский язык прежде чем писать.
  • Видящий (СИ)

    Это 1 книга
  • "Прости, любимая, так получилось..." (СИ)

    читается на одном дыхании, замечательная книга, лёгкая и захватывающий,много юмора, творческих успехов автору, с нетерпение будут ждать новых работ

Автор Антонов-Овсеенко Антон

Код автора: 2364

Книги автора Антонов-Овсеенко Антон

Берия - Антонов-Овсеенко Антон
Берия
Лаврентий Берия — имя, написанное на страницах истории кровью. Человек, стоящий особняком даже среди многочисленных «преступников у власти», которыми, увы, был так богат XX век. Человек, при жизни Сталина считавшийся «выдающимся государственным деятелем», а после смерти вождя — расстрелянный как государственный преступник. «Отец родной» для подчиненных — и безжалостный палач для многих тысяч жертв ГУЛАГа. Человек, прорвавшийся к власти с небывалыми даже для сталинской эпохи цинизмом и жесткостью. Имя Лаврентия Берия до наших дней окружено пугающими легендами, тайнами, загадками. Загадками, которые автор книги, сам прошедший через кошмар подвалов Лубянки, пытается разгадать…
Портрет тирана - Антонов-Овсеенко Антон
Портрет тирана
Из авторского предисловия: …О Сталине написано много книг, они могли бы составить библиотеку. Однако интерес к нему и к его деяниям не ослабевает. Это понятно: люди хотят заглянуть на самое дно страшной пропасти, куда их пытались столкнуть. Кто-то изучает историю мировых войн, кто-то использует в своей деятельности опыт революции. Мне же представляется более важным изучение истории контрреволюции. Опыт контрреволюции, осуществленной Сталиным, поучительнее. Сталинщина — это целая эпоха (не о сталинизме следует говорить — о сталинщине). Эпоха, когда на Земле свершилось самое гнусное, кровавое злодеяние. Сталинщина — политический бандитизм, обращенный в государственную политику. В плане этическом — это явление, которое лежит по ту сторону человечности. Как отнестись к этому явлению — осудить или замолчать? А может быть принять? Здесь лежит водораздел между добром и злом. Сталинщина, с ее агрессивным геноцидом и растлением личности, с ее теорией и практикой насилия, по своим последствиям оказалась губительнее мировых войн…