Последние комментарии

  • Приказано выжить! (СИ)

    111
  • Нуждаясь в ней (ЛП)

    kogda wyydet 2-ya chast? podskajite pojalyusta
  • Выброшенный в другой мир. Дилогия (СИ)

    пипец. задумка сюжета ещё пойдёт,но изложение текста ... ! автор косноязычен. недочитал, просто не смог !!

Автор Дышев Андрей Михайлович

Код автора: 4803

Книги автора Дышев Андрей Михайлович

Час волка - Дышев Андрей Михайлович
Час волка
Шатун (Однокла$$ники) - Дышев Андрей Михайлович
Шатун (Однокла$$ники)
Когда Кирилл Baцypa приехал в горы на встречу одноклассников, он не мог и предположить, что его ожидают крутые приключения. Началось все с того, что арендатор охотничьего домика, где собрались школьные друзья, захватил их в заложники. Затем большую сумму в долларах, предназначенную для их освобождения, пытались отобрать бандиты. А вот потом произошло страшное Один за другим при странных обстоятельствах стати погибать люди. По-видимому, они стали жертвами огромного медведя-шатуна, который бродил по окрестностям. Вацуре предстоит проверить правомерность этой версии в самых экстремальных условиях
Сказка о золотой рыбке - Дышев Андрей Михайлович
Сказка о золотой рыбке
Все начиналось так. Два студента-химика, решив подзаработать, синтезировали неизвестный ранее наркотик, который даже не поддается анализу. Их опытами заинтересовался вор в законе Князь. Он лично организовал подпольное производство и сбыт необычной наркоты, которую называли «белым китайцем». Вся цепочка была налажена до тонкостей и долгое время не давала сбоев. Розыскники сбивались с ног, чтобы выследить пути поставки. Но, как всегда, дело погубила маленькая случайность
ППЖ. Походно-полевая жена - Дышев Андрей Михайлович
ППЖ. Походно-полевая жена
Один Бог знает, как там - в Афгане, в атмосфере, пропитанной прогорклой пылью, на иссушенной, истерзанной земле, где вклочья рвался и горел металл, где окровавленными бинтами, словно цветущими маками, можно было устлать поле, где бойцы общались друг с другом только криком и матом - как там могли выжить женщины; мало того! как они могли любить и быть любимыми, как не выцвели, не увяли, не превратились в пыль? Один Бог знает, один Бог…