Последние комментарии

  • Школа выживания (СИ)

    Не робот
  • Вход не с той стороны (СИ)

    Прочитал, но финал - как будто автор задолбался выдумывать сюжет и быстренько все закончил к хуям!! ))
  • Крестный отец

    Аааа

Автор Коняев Николай Михайлович

Код автора: 56005

Книги автора Коняев Николай Михайлович

Власов. Два лица генерала - Коняев Николай Михайлович
Власов. Два лица генерала
В Советском Союзе имя генерала Власова на многие десятилетия стало синонимом предателя №1, кровавого злодея, верного пособника фашистов, настоящего исчадия ада. Этот образ усиленно создавался в советской пропагандистской, художественной и научной литературе. `Власовцами` зачастую называли всех, кто не был лоялен Кремлю в ходе Великой Отечественной войны. Напротив, на Западе из Власова делали славного героя, несгибаемого борца со сталинским тоталитаризмом. Однако он не был ни тем, ни другим, как убедительно показывает петербургский писатель и исследователь Н.М.Коняев, анализируя мотивы деяний и высказываний генерала.
Трагедия ленинской гвардии, или правда о вождях октября - Коняев Николай Михайлович
Трагедия ленинской гвардии, или правда о вождях октября
Сейчас много говорится о репрессиях 37-го. Однако зачастую намеренно или нет происходит подмена в понятиях «жертвы» и «палачи». Началом такой путаницы послужила так называемая хрущевская оттепель. А ведь расстрелянные Зиновьев, Каменев, Бухарин и многие другие деятели партийной верхушки, репрессированные тогда, сами играли роль палачей. Именно они в 1918-м развязали кровавую бойню Гражданской войны, создали в стране политический климат, породивший беспощадный террор. Сознательно забывается и то, что в 1934–1938 гг. людей погибло в десятки раз меньше, чем в 1918–1922 гг. В книге известного писателя Николая Коняева на строго засекреченных материалах убийств М. Володарского и М. Урицкого, вождей революции, малоисследованных делах «Каморры народной расправы», первых крестьянских восстаний и солдатских волнений приоткрывается механизм раскрутки террора в России, его истоки и последствия.
Тайны Шлиссельбургской крепости - Коняев Николай Михайлович
Тайны Шлиссельбургской крепости
Под сумрачным северным небом, возле бурной Ладоги, на острове в истоках Невы высится дальний форпост Петербургской земли — Шлиссельбургская крепость. Построенная новгородцами задолго до основания Петербурга, она стала в императорскую эпоху страшной политической тюрьмой. В сырых, продуваемых ледяными ветрами казематах и башнях испили свою чашу страданий и венценосные узники, и опальные вельможи, и суровые раскольники, предпочитавшие умереть, но не изменить своей вере. После восстания декабристов Шлиссельбург становится местом заточения тех, кто считал высшим благом для Отечества путь революционных перемен и не останавливался перед тем, чтобы пролить кровь ближнего во имя своих идеалов. В новой книге известного писателя Николая Михайловича Коняева перед читателем проходят целые миры невыносимых страданий, приводящих человека на грань безумия, миры упований и веры, — и революционеров, и царственных венценосцев, павших от их руки…
Романовы. Творцы великой смуты - Коняев Николай Михайлович
Романовы. Творцы великой смуты
Одно из самых темных мест в русской истории – возвышение бояр Романовых, укрепление на высших этажах власти, борьба с Годуновыми. Еще более затуманена роль, которую играли Романовы в самой Смуте, приведшей их династию на царский трон. И не потому русские историки обходили эти темы, что не располагали материалами. Материалов, как раз было более чем достаточно.
Генерал Власов. Анатомия предательства - Коняев Николай Михайлович
Генерал Власов. Анатомия предательства
Трудно найти более противоречивую фигуру в истории Великой Отечественной войны, чем генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов. До сих пор историки России и Запада в отношении личности генерала разделены на два непримиримых лагеря. Одни называют Власова предателем, кровавым злодеем, верным пособником фашистов, другие - славным героем, несгибаемым борцом с тоталитаризмом. Петербургский историк Н.Коняев, не отрицая факта предательства, придерживается особой точки зрения. На основе серьезного анализа архивных документов, мотивов деяний и высказываний генерала историк создает более живой, сложный и противоречивый образ бывшего советского полководца.