Последние комментарии

  • Нуждаясь в ней (ЛП)

    kogda wyydet 2-ya chast? podskajite pojalyusta
  • Выброшенный в другой мир. Дилогия (СИ)

    пипец. задумка сюжета ещё пойдёт,но изложение текста ... ! автор косноязычен. недочитал, просто не смог !!

  • Скандальная история

    Нет

Автор Козлов Владимир Владимирович

Код автора: 3230

Книги автора Козлов Владимир Владимирович

Варшава - Козлов Владимир Владимирович
Варшава
«Варшава» – роман о ранних годах дикого (бело)русского капитализма, о первых «сникерсах» и поддельных, но таких дорогих сердцу джинсах Levi's, о близкой и заманчивой Европе и о тяжелой, но честной жизни последнего поколения родившихся в СССР.С другой стороны, это роман о светлой студенческой молодости и о первой любви, которая прячется, но светит, о неплохих, в общем-то, людях, которые живут рядом с нами. И о том, что надежда всегда остается, и даже в самом банальном и привычном может мелькнуть настоящее.
Август - Козлов Владимир Владимирович
Август
Бергман - Козлов Владимир Владимирович
Бергман
Друг - Козлов Владимир Владимирович
Друг
Гопники - Козлов Владимир Владимирович
Гопники
Каникулы - Козлов Владимир Владимирович
Каникулы
Колхоз - Козлов Владимир Владимирович
Колхоз
Крым - Козлов Владимир Владимирович
Крым
Офис - Козлов Владимир Владимирович
Офис
Перед экзаменами - Козлов Владимир Владимирович
Перед экзаменами
Плацкарт - Козлов Владимир Владимирович
Плацкарт
В новом романе Владимира Козлова, автора книг «Гопники» и «Школа», герой, тридцатилетний неудавшийся рок-музыкант, оставляет провинциальный город и переезжает в Москву в надежде как-то изменить свою жизнь. Но очень скоро он начинает ощущать себя чужим и в столице…
Политика - Козлов Владимир Владимирович
Политика
Владимир Козлов, широко известный читателям благодаря книгам «Гопники», «Школа», «Варшава» и «Плацкарт», продолжает исследовать нашу современную жизнь в новом сборнике рассказов «Политика».Как и в своих предыдущих книгах, автор вполне преуспел в детальном изображении современности, причём далеко не в самом приглядном её виде: грубоватый, почти экстремальный натурализм в сочетании с пугающим соответствием с действительностью делают тексты Козлова настоящим «манифестом потерянному поколению» или предостережением поколению следующему.