Жанры книг

Последние комментарии

  • Ветер (СИ)

    Прочитала за 2 дня, почти на одном дыхании. Понравилось, спасибо!
  • Я должна вернуться (СИ)

    Фигня.Остались одни вопросы.Незаконченный.
  • Кесарь земли русской. Трилогия (СИ)

    люблю этот жанр

Книги о русской каторге


Статья Книги о русской каторге

21.11.2017

Выдающийся русский философ Николай Бердяев считал, что русский народ не только один из народов, который не приемлет смертную казнь, но и народ, который отрицает наказание вообще (наказание в ином смысле, чем имеется в названии великого романа Достоевского).

Эта мысли очень пересекается, точнее, её можно было бы закончить устами другого великого русского мыслителя Льва Николаевича Толстого, который утверждал: совершают преступление и получают наказание два совершенно разных человека.

Этих цитат уже довольно для того, чтобы сложить русское видение о каторге и тюрьме. А каторг и тюрем в истории России было достаточно. Может быть даже не меньше чем у других народов, но никто более не вынес оттуда столько значимых выдающихся мыслей, которые наполнили русскую литературу и без того полноводную.

Из зарубежных аналогов, если не вдумываться, вспоминаются только «Баллады Рэдингской тюрьмы» Оскара Уайльда и «Искра жизни» Ремарка, список же произведений русской литературы сразу развёртывается настолько, что одной подборкой на эту тему можно не ограничиться.

Лев Толстой «Воскресение»

Кому как не великому русскому мыслителю и гуманисту Толстому открывать эту сложную тему. «Воскресение» – один из наиболее зрелых его романов и посвящён многим темам, в первую очередь проблеме крепостного права. Да и самой каторги герои так и не увидят.

Почему же именно он? Потому, что этот роман формирует полную картину, которая показывает как общество само создаёт преступников, как судит их спустя рукава и как безжалостно с ними расправляется. Одна сцена этапирования заключённых из тюрьмы на каторгу стоит целого романа…

Фёдор Достоевский «Записки из Мёртвого дома»

Это документальная проза от ещё одного классика русской литературы Фёдора Михайловича Достоевского, который изобразил в ней то, что видел воочию, находясь на каторге.

Подобно Достоевскому герой «Записок из Мёртвого дома», дворянин Горянчиков попадает на каторгу, где узнаёт жизнь простых людей. Его устами Достоевский рисует подробнейшую картину быта каторжан, разнообразие типов и национальных характеров, повадки, отношение к религии и труду.

Александр Солженицын «Один день Ивана Денисовича»

Повесть-рассказ «Один день Ивана Денисовича», сделавший одновременно Солженицына знаменитостью и изгоем повествует уже о советских лагерях, в одном из которых трудится Иван Денисович Шухов. Это первое произведение, описывавшее лагеря эпохи «культа личности» и опубликованное в СССР.

Odin den Ivana DenisovichaПовесть посвящена подробнейшему описанию жизни и мыслей обычного заключённого лагеря на протяжении одного только дня. Но какого длинного дня…

Варлам Шаламов «Колымские рассказы»

Шаламов – ещё один писатель, отведавший лагерей на собственной шкуре. Его воспоминания запечатлены в небольших, но ёмких рассказах-картинах, которые показывают и каторжный труд в шахтах, на забоях и приисках. Показывают благостную жизнь лежащих в госпитале с общим истощением и агонию тех, кому в них не хватило места. «Колымские рассказы» показывают наглых матёрых воров и хилых «политических» заключённых. Описывают природу, одновременно красивую и безжалостную.

Захар Прилепин «Обитель»

Эта книга по-своему суммирует весь каторжный опыт русского народа, все вышеназванные книги и переносит главного героя, Артёма, а вместе с ним и читателя на Соловки. Роман Прилепина «Обитель» – это объёмное, взвешенное повествование, которое изображает и тех кто сидит и тех кто охраняет живыми людьми.

Из дворян выходит самый гордый бунтовщик, из пролетарских поэтов предатель, из батюшек самый стойкий заключённый. Эта книга лишена той желчи и обиды, которыми обычно наполнены произведения автобиографические, но при этом опирающаяся на документы, которых прежние авторы знать не могли. Это картина Чистилища, через которое проходил русский народ, и если поменять в ней время действия она будет так же созвучна роману Толстого, как созвучна рассказам Шаламова.

Оставить комментарий