Сандра Мартон

Алиса в стране любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Его звали Лукас Рейз.

По крайней мере, этому имени он отдавал предпочтение. Но он еще был и Его Высочество Лукас Карлос Алессандро Рейз Санчес, принц Андалузии и Кастилии, наследник престола, исчезнувшего несколько столетий назад. Но даже формально исчезнувший, он делал его пра-пра-правнуком короля, одного из конкистадоров, когда-то давно покоривших далекую страну.

Этой далекой страной была Америка, но тот, кто хоть раз побывал в Техасе, точно знает – конкистадорам только казалось, что они покорили эту страну.

Лукас вел взятый напрокат автомобиль под беспощадно палящим солнцем. Далеко, у горизонта, зависли дождевые тучи, и он надеялся, что вскоре они принесут облегчение, но тучи казались, словно нарисованными на бескрайнем голубом небе.

Все вокруг было неподвижным, за исключением разве что его автомобиля, которому, судя по звуку, стоило больших усилий ехать. Лукас крепче сжал руль и пробормотал ругательство. Он направлялся в место, которое называлось Эль Ранчо Гранде, и его владелец – Алоиз Макдоноу, – с которым дедушка Лукаса, старый принц Феликс, был знаком, заверил в письме, присланном по электронной почте, что эта дорога приведет прямо на ранчо.

По мнению же Лукаса, дорога, по которой они ехали, вела в никуда – вокруг лишь полынь да перекати-поле. До сих пор единственное, что подходило под определение Grande, [1] была гремучая змея чудовищного размера.

Вид этой змеи поверг его спутницу в истерику.

– Питон! – завизжала она. – О боже, питон!

Он хотел было сказать, что питоны не водятся в Северной Америке, но потом передумал. По сути, Делии нужен был повод для очередной ссоры, поэтому хоть питон лежи на обочине, хоть аллигатор… Всю и без того тяжелую дорогу она нудила: какой унылый пейзаж, как жарко, какой ужасный автомобиль…

Впрочем, с последним Лукас был согласен. Перед поездкой он попросил своего личного помощника арендовать внедорожник или даже грузовик, но девушка за конторкой бюро по аренде автомобилей утверждала, что на имя Лукаса была арендована именно эта консервная банка. Протест ничего не дал – этот автомобиль был единственным в принципе.

– Завтра, может, что и появится, – оптимистично заметила девушка.

Но Лукас не собирался тратить лишнее время на это странное поручение деда и за неимением выбора взял консервную банку. Пришлось убедить Делию не брать с собой все чемоданы, а взять лишь небольшой саквояж.

– Нам понадобится всего несколько часов, – заверил он ее и предложил альтернативу – остаться.

К сожалению, Делия предпочла поехать и теперь изводила его своими жалобами.

– Ну? когда же мы приедем?..

Его ответы сводились к «скоро» или «еще немного, и мы будем на месте», произносимым сквозь стиснутые зубы.

При очередном «когда» консервная банка подозрительно заскрипела и остановилась.

Наступила тишина.

– Лу-у-укас, почему мы остановились? Почему ты выключил кондиционер? Ну, когда же мы приедем? Когда…

Лукас повернулся к Делии, и она невольно отпрянула под тяжелым взглядом его зеленовато-коричневых глаз, но не смогла промолчать:

– Я все равно не понимаю, что мы здесь делаем. С этим он был согласен. Жара, вокруг ни души, теперь еще и машина сломалась. И правда, какого черта он здесь делает?

Потому что дед внезапно настоятельно попросил его поехать в этот самый Техас и встретиться с Алоизом Макдоноу на ранчо Эль Ранчо Гранде, сам себе ответил Лукас.

– Кто этот человек? – спросил деда Лукас. – Я никогда не слышал ни о нем, ни о его ранчо.

Дед пространно сообщил, что тот разводит лошадей.

– У него есть то, – заметил он, – что тебя заинтересует.

– Кобыла? – недоверчиво спросил Лукас. – Племенная?

Этот вопрос вызвал у деда улыбку. Нет, он хихикнул! Брови Лукаса поползли вверх.

– Я сказал что-то смешное?

– Нет, вовсе нет. Не племенная.

– Дед, ты хочешь, чтобы я поехал в Техас на ранчо, о котором никогда не слышал, чтобы взглянуть на ненужную мне кобылу?

– Это не андалузская кобыла. Лукас ничего не понимал.

– Но мы-то разводим андалузцев! – В его голосе и взгляде была тревога.

Старик пристально посмотрел на него.

– Ты считаешь меня старым маразматиком? Я пока отлично помню, что мы разводим. И уверен, что у нее прекрасная родословная и превосходные формы.

– У наших кобыл в Испании они тоже прекрасные. Дед кивнул.

– Это так, и все же ни одна из них не способна улучшить нашу породу.

Лукас, управлявший ранчо уже десять лет, удивился такому заявлению.

– Ты так считаешь? И давно?

– Я понял это с течением времени. – Дед, отметивший восемьдесят пятый день рождения, обнял внука.

Лукас вздохнул.

– Ты действительно хочешь, чтобы я поехал в Техас за тем, в чем мы не нуждаемся?

– Если бы мы не нуждались в этом, я бы не просил тебя ехать.

– Я не согласен.

Дед поднял кустистую седую бровь.

– Разве я спрашиваю твоего согласия?

На этом дискуссия закончилась. Потому что Лукас Рейз любил своего деда всем сердцем. Принц Феликс растил его с детства, и Лукас видел от него только любовь. Именно поэтому он пожал плечами и сказал короткое «да», а дед рассмеялся.

– Лукас, обещаю – в Техасе тебя ждет то, чего ты заслуживаешь.

Теперь же, глядя на пустынную дорогу под палящим солнцем, небо без единого облачка и женщину в дурном настроении, Лукас окончательно решил, что дед посмеялся над ним.

– Заведешь ты ее, наконец?

Голос Делии был полон негодования, но Лукас не стал тратить время на ответ. Он повернул ключ, вдавил педаль газа…

Пробурчав под нос пару ругательств, Лукас вышел из машины и открыл капот.

В отличие от Делии, которая оделась «от кутюр», как будто на званый вечер, наряд Лукаса вполне соответствовал реалиям техасского лета. Прежде всего, сапоги – не новые и не начищенные до блеска, а удобные и приношенные. А что еще должен обуть мужчина, собирающийся весь день провести по щиколотку в лошадином навозе? Сапоги, выцветшие и застиранные до белизны джинсы и рубашка с закатанными рукавами и расстегнутым воротником.

Но и эта практичная одежда не спасала – выйдя из машины, Лукас вспотел в одну минуту.

– Боже мой! Я обгорю, если ты сейчас же не закроешь дверь!

Лукас захлопнул дверь с такой силой, что консервная банка затряслась. Заглянув под капот, он опустился на колени и посмотрел под машину – впрочем, он и так уже все понял.

Достав из кармана сотовый телефон, Лукас увидел, что связи нет.

– Вот дерьмо! – выругался он в сердцах и кулаком постучал в окно со стороны Делии. – Открой дверь!

– Что?

– У тебя есть сотовый?

– Зачем?

Лукас почувствовал, что сейчас его зубы раскрошатся – так крепко он их стискивал.

– Есть или нет?

После выразительного вздоха Делия открыла свою сумочку из белой кожи какого-то нелепого кукольного размера. Впрочем, и наряд ее был не менее нелеп – облегающие брюки, жилетка, шляпа на замысловатой прическе и сапожки на высоченных шпильках. И все это из белой кожи!

С холодной отстраненностью Лукас внезапно понял, что их отношениям наступил конец. Как только вернутся в Нью-Йорк, они распрощаются.

Делия протянула ему телефон, и Лукас с облегчением отметил, что они пользуются услугами разных операторов. Но, увы… Он поднял – телефон вверх, отвел в сторону – сигнала не было.

Проклиная все на свете, он прошелся вдоль автомобиля вперед-назад, затем пересек дорогу, вернулся, встал посередине… О чудо из чудес! Экран телефона вдруг ожил. Лукас довольно усмехнулся, вскинул кулак в победном жесте… но экран снова погас. Спокойно, не спеши, велел он себе. Шаг, еще один… Вот! На экране вновь появилось изображение.

– Побереги-и-ись!

вернуться

1

Большой, крупный, (исп.) (Здесь и далее примечания переводчика.).