…Да, дверь и в самом деле была незнакомой, вывеска и окно – тоже, а вот ступени… Грубо вытесанные из ноздреватого серого камня, с основательно сточенными временем краями! Ну конечно же, ей уже приходилось подниматься по этим ступеням! И тогда у нее тоже была масса вопросов… и в конце концов она узнала все, что хотела узнать, все, что должна была узнать, и совершила то, что надлежало совершить…

Златке показалось, будто ее память вмиг освободилась от какой-то мутной пелены, которая, вызывая тоску и неясную тревогу, слегка омрачала так прекрасно начавшееся утро.

…Анечка Самойлова… Ясный взгляд, радостная улыбка! И в то же время Златка могла поклясться, что совсем недавно изображенная на картине девочка выглядела совершенно иначе: была очень печальной, измученной каким-то тяжелым недугом и, пожалуй, даже чем-то напуганной…

…Атака… Неистощимая энергия, твердая уверенность в себе и постоянная готовность щедро дарить всем и каждому свою музыку! Такая она на афише. И в жизни, наверное, тоже… А ведь Златке довелось услышать о ней совсем не веселую историю: травма руки, распад группы и рухнувшие надежды…

…Лина… Как и прежде, неподдельный энтузиазм и искренняя любовь к своему делу! Но еще вчера она казалась Златке такой потерянной, утомленной и совершенно не похожей на себя, словно ее подменили! И произошло это сразу после того… Ну конечно же! Сразу после случая на берегу Черного пруда… В страшном Ведьмином саду!

…И она вспомнила все. И услышала знакомый голос, который зазвучал прямо у нее в голове:

– Ты справилась, Воительница! Ты выполнила все предначертанное и совершила то, что должна была совершить… Отныне именно тебе, и только тебе предстоит бережно хранить наследие древнего рода. Но пока ты еще слишком мала для того, чтобы нести столь нелегкое бремя памяти предыдущих поколений. Сейчас у тебя просто не хватит сил постоянно ощущать в себе всю мощь бесценного магического дара, по праву ставшего твоим. Пройдет какое-то время, и он, если это будет нужно, проявится сам… Хотя, возможно, тебе так никогда и не придется воспользоваться своим даром и ты ни разу о нем не вспомнишь, но в любом случае передашь его по наследству…

Златка ошеломленно посмотрела по сторонам. Она сидела на ступенях у входа в какое-то здание. Интересно, как она сюда попала?

Вскоре выяснилось, что это интересовало не только ее одну.

– Ты чего это тут расселась? – раздалось у Златки за спиной.

Златка повернулась. Из-за приоткрывшейся двери на нее с явным подозрением поглядывала упитанная тетка в съехавшем набок белом фартуке, обильно усеянном масляными брызгами.

– Нечего тут сидеть, – сварливо заявила обладательница несвежего фартука и ткнула пухлым пальцем в прикрепленный к двери белый бумажный прямоугольник. – Видишь, что написано?

– Учет, – прочитала Златка и, встав, принялась спускаться с крыльца. Сегодня с самого утра у нее было просто замечательное настроение, и испортить его не мог никто на свете.

Эпилог

Дребезжащий в динамике голос дежурного по вокзалу, прорвавшись сквозь помехи, уже во второй раз громко, но не очень внятно сообщил о прибытии скорого поезда и посоветовал собравшимся на перроне быть предельно внимательными и осторожными.

Златка и Лина торопливо шагали по платформе. Лина на ходу забрасывала Златку нескончаемыми наставлениями и напутствиями. Та послушно кивала, но думала о своем. Уже в который раз она ловила себя на мысли о том, что ей вдруг стало жаль расставаться с городом, в котором она вроде бы совсем случайно очутилась. Ведь, по правде говоря, еще совсем недавно ничего здесь не вызывало у девочки каких-то особенных симпатий. Скорее наоборот. Но всего за несколько дней изменилось очень многое! Да и сама она успела стать другой…

…А вот проводница, радушно встретившая Златку в тамбуре вагона, оказалась той же самой. Тряхнув своей роскошной рыжей шевелюрой, она подмигнула Златке, как старой знакомой, и с пониманием посмотрела на Лину:

– Да не волнуйтесь вы так, девушка! Доставили мы ваше сокровище сюда, доставим и обратно!

Защищаясь от ослепительно яркого полуденного солнца, Златка прикрыла глаза сложенной козырьком ладонью и прижалась носом к нагретому оконному стеклу. Поезд набирал скорость, и фигурка Лины становилась все меньше и меньше, пока совсем не исчезла из вида. Платформа закончилась, последние строения городской окраины скрылись за поворотом, и по стеклу вдруг ударили капли дождя.

Посмотрев на синее, без единого облачка небо, Златка с удивлением перевела взгляд на украсившие окно косые строчки прозрачного водяного бисера.

– Слепой дождь, – услышала она у себя за спиной и повернулась к своей соседке по купе.

– Я говорю, слепой дождь, – повторила Златкина попутчица, румяная упитанная старушка, уже успевшая по-хозяйски разложить на столе дорожные запасы съестного. – Солнце светит, а ему все равно… После такого дождя грибы хорошо родятся, а еще говорят: дождь в дорогу – к добру! Примета такая есть…

– А вы верите в приметы? – спросила Златка старушку.

– А как же! – незамедлительно откликнулась та. – Отчего же не верить? И в приметы верю, и в сны…

– В сны? – заинтересовалась Златка. – А вот если, например, собака снится… Это к чему?

– Собака? – задумчиво переспросила старушка. – Врать не буду, не помню… Но точно знаю – хороший сон!

Девочка улыбнулась. Вообще-то, как и большинство ее друзей и знакомых, в разных там черных кошек, женщин с пустыми ведрами и прочую подобную ерунду она принципиально не верила, но зато к добрым приметам всегда старалась относиться с полной серьезностью.

Подарок тьмы

Глава первая

Ужас за дверью

Высоченные потолки с покрытыми старинной лепниной сводами, узкие стрельчатые окна с разноцветным мозаичным узором, таинственный сумрак длинных мрачноватых коридоров… Просто Хогвартс какой-то! По-моему, я бы сейчас не особенно удивилась, если бы дверь одного из классов вдруг распахнулась и передо мной появился Гарри Поттер собственной персоной! Едва я об этом подумала, как в гулкой тишине прямо у меня за спиной раздался скрип открываемой двери. От неожиданности я вздрогнула. При этом нога у меня неловко скользнула по влажному полу и, если бы бабушка не успела подхватить меня за локоть, я самым позорным образом растянулась бы на только что вымытом и еще не успевшем до конца просохнуть полу.

Избежав падения, я обернулась, но вместо Гарри Поттера увидела в проеме широко распахнутой двери женщину в синем сатиновом халате. В правой руке она сжимала швабру, а в левой держала желтое пластиковое ведро, доверху наполненное водой.

– Здравствуйте, Анна Станиславовна! – певуче произнесла она. – А я только-только здесь пол притерла, да не приметила, когда вы пожаловать изволили! Должно быть, прошли, покуда я воду менять ходила…

– Доброе утро, Арина Родионовна, – ответила бабушка. – Вот, решила с утра для внучки вводную экскурсию провести. Она теперь в нашем лицее учиться будет. Как говорится, первый раз в девятый класс!

– Здравствуйте, – вежливо кивнула я. Это же надо! Арина Родионовна… С ума сойти! Да здесь, как выяснилось, не Хогвартс, а, похоже, самый настоящий Царскосельский лицей! Пожалуйста, Арина Родионовна уже есть. Теперь только еще Александра Сергеевича Пушкина для полного комплекта не хватает!

Я незаметно подергала рукой, освобождаясь от энергичного захвата бабули, которая все еще продолжала цепко держать меня, словно сомневаясь, что я в состоянии самостоятельно сохранять равновесие.

– Ну, пойдем осматривать место моей ссылки?

– Пойдем, но ты, пожалуйста, все-таки не только по сторонам глазей, но и под ноги себе смотри, – посоветовала мне бабушка.

– А ты на всякий случай расклей вокруг объявления: «Дорогие учащиеся! Хождение по коридорам опасно для неокрепшего детского здоровья!» – парировала я и поплелась за бабушкой по ведущей на второй этаж широкой мраморной лестнице.

×