Келли усмехнулась с горькой иронией. — Ник говорит, что у меня страсть к безвыигрышным ситуациям. Видимо, он прав. Что может быть еще безнадежнее, чем сходить с ума по такому человеку? — Она устало откинулась на спинку дивана. — Я с самого начала знала это, но мне это ничуть не помогло. Ник может быть совершенно неотразимым, когда захочет. У меня не было шансов выстоять.

Мак нахмурился.

— Мужчина не может быть настолько неотразимым. Для человека с его опытом ты, вероятно, была легкой добычей. Но ты уверена, что это не просто сексуальное влечение?

— Уверена, — обреченно ответила Келли. — Я бы очень хотела, чтобы все объяснялось только этим. — Она тряхнула головой. — Хотя и тогда я бы долго приходила в себя.

— Я и не думаю, что ты стала бы так мучиться из-за простого влечения, — сказал Мак, глядя на нее с нежностью и печалью. — За твоей импульсивностью всегда был некоторый здравый смысл.

— Огромное спасибо! Я всегда знала, что могу рассчитывать на твою симпатию и понимание, Мак.

— Конечно, можешь, — серьезно сказал Девлин. Он накрыл ее руку своей. Слегка пожав, он продолжал с искренней теплотой: — Для меня и Марси ты почти как ребенок. Ричард был моим лучшим другом, и пока ты росла, у нас постепенно появлялось чувство, что ты и нам не чужая. — Он хитро улыбнулся. — Мы, может быть, не особенно опытные родители, но мы всегда будем рядом, когда понадобимся тебе, Келли.

Келли почувствовала комок в горле и судорожно сжала его руку, как будто это был спасательный круг в середине бушующего моря.

— Черт возьми, Мак, ты довел меня до слез, — дрожащим голосом сказала она. — Вы оба всегда чудесно ко мне относились, и я вас очень люблю. — Она глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться, но ее губы все равно дрожали.

— Так расскажи мне теперь об этом негодяе, из-за которого ты так страдаешь. Он бросил тебя из-за другой женщины?

Келли покачала головой.

— Нет, — прошептала она, глядя на свои сцепленные руки.

Он удивленно поднял брови.

— Нет? Я подумал, что это самое вероятное, учитывая репутацию О'Брайена. Так что же тогда? Вы все время ссорились?

Она опять покачала головой.

— Нет, мы поссорились только один раз, и то помирились через несколько часов. — Она попыталась сглотнуть комок в горле, вспомнив, как именно они тогда помирились.

Мак нетерпеливо нахмурился.

— Келли, я не собираюсь играть с тобой в вопросы и ответы. Что сделал этот О'Брайен, что ты бросилась домой в такой панике?

— Ничего, — со слезами в голосе сказала Келли. — Ты говоришь о нем, как будто это какое-то чудовище. Никто бы не мог быть ко мне добрее и великодушнее, чем Ник.

Мак не сдержался и издал отчаянный вздох. Затем, аккуратно подбирая слова, он сказал:

— Если О'Брайен — олицетворение всех достоинств, то не объяснишь ли ты мне, почему ты его оставила, сделав себя такой несчастной.

— Потому что я знала, что это не может продолжаться долго, а я не могла жить и все время ждать, когда он начнет уставать от меня, — жалобно сказала она. — Ты назвал его известным ловеласом, Мак. Как ты считаешь, как долго обычная женщина может удерживать внимание такого мужчины, как Ник О'Брайен? Он необыкновенный человек! — Долго сдерживаемые слезы внезапно хлынули из ее глаз.

— И вот ты решила сбежать и зарыть голову в песок, — подытожил Мак, задумчиво глядя на нее. — Раньше ты никогда не сдавалась без боя.

— Для всего в жизни есть первый раз, — подавленно сказала Келли. — Я обнаружила, что когда дело доходит до моих чувств, то я всего лишь жалкая трусиха. Не в моем характере легко перестраиваться, так что я вряд ли спокойно пережила разрыв с Ником, если бы осталась с ним подольше.

— К черту, Келли, тебе не идет такое самоуничижение! — осуждающе сказал Мак. — Ты всегда себя недооценивала. Почему ты так уверена, что именно этому человеку ты надоешь? Ты весьма яркая личность в своем роде.

Келли грустно улыбнулась.

— Спасибо за поддержку, Мак, но ты забываешь один очень важный факт. Ник не любит меня. А как можно надеяться, что наши отношения продлятся долго без такого существенного компонента?

— Вот это, должно быть, правда. Но у тебя вообще не будет никаких шансов, если ты не будешь бороться за то, что тебе нужно, Келли.

Келли печально задумалась над словами Мака. Может, он прав? Может, у нее действительно был шанс добиться любви Ника? Она ощутила внезапный всплеск надежды, когда сообразила, что не сделала ни единой попытки выяснить этот самый важный для себя вопрос. Почему она решила, что положение совершенно безнадежно? Оглядываясь на прошлое, Келли видела теперь, что с самого начала, как она приступила к сбору информации о нем, у нее сложилось предвзятое отношение к Нику, потому что она позволила тому ореолу, который окружал его, произвести на нее впечатление. Но зачем было проникаться пораженческими настроениями и бежать, даже не попытавшись бороться? Пусть Ник обладает необычайными талантами, но ведь и она в некотором смысле незаурядная личность. И ничто не мешало ему понять, что она вполне заслуживает его любви.

Ее зеленые глаза озарились вдруг надеждой, и она воскликнула:

— Мак, ты чудо! И как я сама не поняла, что…

Конец ее фразы потонул в громовом стуке в парадную дверь, от которого они оба подскочили. Мак поднялся с дивана.

— Кто бы это мог быть? — озабоченно спросил он. — Подобная ночь не очень-то подходит для соседских визитов.

— Должно быть, это кто-то, кто сбился с дороги в этом ужасном тумане, — предположила Келли, глядя вслед Маку, поспешившему к двери. Нетерпеливый стук повторился, на этот раз еще громче. Келли скривилась. — Кто бы это ни был, он не отличается терпением!

— Только полный идиот может разгуливать в такую погоду, — пробурчал Мак, открывая дверь. Его высокая фигура заслоняла дверной проем, поэтому Келли не видела посетителя, но слышала, как Мак не очень любезно сказал: — Да?

Затем она услышала, как он выругался вполголоса, потому что посетитель бесцеремонно оттолкнул его в сторону и ворвался в дом.

— Ник! — воскликнула пораженная Келли. Не в силах поверить собственным глазам, она взирала на грозного мужчину, который застыл над ней, испепеляя ее яростным взглядом. — Что ты здесь делаешь?

Глава десятая

— И ты еще спрашиваешь, черт побери? — гневно воскликнул Ник, не сводя с нее глаз. — Я пришел, чтобы вернуть мою сбежавшую жену!

— Жену? — переспросил изумленный Мак.

Келли не обратила внимания на его реплику. Все ее чувства сосредоточились на Нике О'Брайене. Первая вспышка счастья и удивления быстро сменилась чувством настороженности, потому что Ник был, вне всякого сомнения, безумно рассержен. Его лицо было напряжено, губы сжаты в тщетной попытке обуздать свой гнев. На нем были все те же черные замшевые джинсы и рубашка цвета морской волны, которые он надел утром, когда уходил. Неужели это было только сегодня утром? Рукава закатаны до локтей, верхние пуговицы расстегнуты. Он выглядел таким же сильным и опасным, как охотящийся леопард.

Не отрывая глаз от Келли, Ник ответил на удивленное восклицание Мака:

— Она не соизволила сказать вам, Девлин, что мы поженились в Мексике? — выдавил он сквозь зубы. — Какая забывчивость! Должно быть, просто вылетело из головы.

— Это правда, Келли? — переспросил Мак, закрывая дверь. Он был совершенно сбит с толку.

— Какое это имело значение, Мак? — безразлично сказала она, глядя на черные волосы Ника, влажные от тумана. — Этот брак скорее всего даже не законен.

— Ничего подобного! Все вполне законно, моя маленькая заблуждающаяся женушка! — негодующе возразил Ник. — Если ты вообразила, что можешь аннулировать его с помощью юридических уверток, то ты здорово ошибаешься. Этот брак будет признан законным в любом суде Соединенных Штатов, и это дает мне определенные неотъемлемые права. И одно из них — вырвать мою жену из любовного гнездышка престарелого донжуана.

×