Шил была молодая, темноволосая красивая женщина, которая не привыкла к таким важным гостям. Она даже не летала на Салусу Секундус, чтобы встретиться с родителями Вергиля и увидеть поместье Танторов. Но она встретила Ксавьера как брата своего мужа, которому всегда рады в их доме, а не как какую-то знаменитую личность.

Один из торговых кораблей Аврелия Венпорта прибыл лишь неделю назад, привезя меланжу с Арракиса. Этим вечером Шил пошла и потратила недельную зарплату, чтобы купить достаточное количество дорогой пряности, которую она добавила в эти вкусные, специальные блюда, приготовленные ею лично.

Пока они ели, их разговор оставался сдержанным и обычным. Они избегали упоминания любых военных новостей. Очень усталый, Ксавьер, казалось, едва улавливал вкус еды и даже экзотической меланжи. Шил была разочарована этим до тех пор, пока Вергиль шепотом не обьяснил ей, что его брат повредил свое восприятия вкуса и запахов во время газовой атаки саймеков, которая также стоила ему его легких. Несмотря на то, что Ксавьер сейчас дышал с помощью заменненых органов, поставленных торговцами органами Тлулакса, его способности осязания и обоняния остались тусклыми.

Наконец, когда они начали пить приправленное пряностью кофе, Вергиль не смог больше сдержать свои вопросы.

– Ксавьер, пожалуйста, расскажи мне, что случилось на Колонии Перидот. Мы одержали победу, или, – его голос замер на мгновенье, – или машины нанесли нам поражение?

Ксавьер поднял голову, глядя куда-то в даль.

– Главный Патриарх Иблис Джинджо говорит, что не существует поражений. Только победы…и моральные победы. Эта битва попадает в последнюю категорию.

Шив сильно сжала руку своего мужа, это был вопрос без слов. Но Вергиль не прервал брата, и Ксавьер продолжил.

– Колония Перидот находилась под атакой уже в течении недели, когда наша ближайшая боевая группа получила сигнал бедствия. Поселенцев уничтожали. Мыслящие машины собирались уничтожить колонию и установить там Синхронизированный Мир, создать там свою инфраструктуру и установить там новую копию сверхразума Омниуса.

Ксавьер сделал маленький глоток пряного кофе, а Вергиль поставил свои логти на стол, подавшись вперед, очень внимательно слушая.

– У Армии Джихада было мало сил в этом районе, не считая моего корабля и небольшого количества солдат. У нас не было выбора, мы должны были ответить на вызов. Мы не хотели терять еще одну планету. У меня также был полный корабль наемников.

– Кто-нибудь из Гиназа? Наших лучших бойцов?

– Несколько было. Мы прибыли быстрее, чем ожидали мыслящие машины, нанесли им удар быстро и безжалостно, используя все, что у нас было. Мои наемники атаковали как сумасшедшие, и многие их них пали. Но еще больше мыслящих машин было уничтожено. К сожалению, большинство городов колонии было уже разрушено к тому времени, когда мы прибыли, а местное население было убито. Но даже так, наша Армия Джихада прорвалась, и, благодаря священному чуду, мы отбросили силы врага назад, – он глубоко, судорожно вздохнул, как будто его замененные легкие вышли из строя.

– Вместо того, чтобы быстро убраться подальше, как боевые роботы всегда делали, они на этот раз были запрограмированны на полное уничтожение. Они уничтожали все на своем пути. Там, где они прошли, ничего не осталось, ни полей с урожаем, ни зданий, ни людей.

Шил тяжело сглотнула:

– Это так ужасно.

– Ужасно? – Ксавьер замолчал, крутя слова у себя на языке, – Я не знаю, как тебе описать то, что я видел. Мало что осталось от колонии, которую мы прилетели спасать. Четверть моих бойцов джихада полегла там, и половина наемников тоже.

Печально покачав головой, он продолжил:

– Мы собрали вместе оставшихся в живых поселенцев, которые ушли подальше от главных сил машин. Я не знаю – или не хочу знать – точное число выживших, которых нам удалось спасти. Колония Перидот не досталась машинам, но этот мир больше не пригоден для людей, – он снова вздохнул, – Похоже таков путь этого Джихада.

– Поэтому мы должны продолжать сражаться, – Вергиль поднял подбородок, – Позволь мне сражаться вместе с тобой против Омниуса! Армия Джихада постоянно нуждается в солдатах. Мне уже пора участвовать в настоящих сражениях в этой войне!

Теперь Ксавьер Харконнен казалось пробудился. Страх промелькнул на его лице.

– Ты не хочешь этого, Вергиль. Никогда.

Вергиль получил назначение следить за работой на борту корабля Джихада, который будет ремонтироваться в течении двух недель. Если он не может улететь отсюда и сражаться на чужеземных мирах, то по крайней мере, он может быть здесь, перезаряжая оружие, заменяя поврежденные силовые системы Хольцмана и укрепляя броню корабля.

Пока Вергиль усердно выполнял любое задание, которое было ему поручено, его глаза улавливали все малейшие детали, связанные с функционированием корабля. Когда-нибудь, когда Ксавьер смягчится и разрешит ему участвовать в Священном Джихаде, Вергиль хотел бы командовать одним из таких кораблей. Он был уже взрослым. Ему стукнуло уже двадцать три года, но его влиятельный брат мог помешать всему, что он пытался бы сделать…и он так уже поступал.

Этим вечером, проверяя на своем дисплее прогресс ремонта корабля, Вергиль подошел к одному из тренировочных залов боевого корабля. Металлическая дверь была наполовину приоткрыта, и он услашал доносившийся оттуда стук и звон метала, а также ворчание кого-то, кто что-то пытался сделать с большим усилием.

Поспешно забежав в зал, Вергиль внезапно остановился в изумлении. Длинноволосый мужчина со шрамами, полученными в многочисленных битвах – наемник, судя по его грубому, расстрепанному виду – неистово сражался с боевым роботом. У машины было три пары сочленных рук, в каждой из которых имелось смертельно выглядевшее оружие. Двигаясь в грациозной манере, машина наносила удар за ударом по человеку, который превосходно защищался от них каждый раз.

Сердце Вергиля бешенно заклотилось. Как одна из вражеских машин смогла пробраться на борт одного из военных кораблей Ксавьера? Послал ли Омниус ее как шпиона или как саботажника? Были ли другие, которые рассредоточились по кораблю? Защищающийся наемник нанес удар своим импульсовым мечом, повреждая одну из шести рук мека, которая беспомощно повисла на боку.

Выкрикнув боевой клич, Вергиль, зная, что должен помочь, подхватил то оружие, которое было под рукой – тренировачный шест с полки на стене – и напропалую бросился вперед.

Наемник отреагировал мгновенно, услышав крик Вергиля. Он поднял руку и крикнул:

– Стоп, Чирокс!

Боевой мек застыл. Запыхавшийся наемник повернулся к Вергилю, оставляя боевую стойку. Вергиль остановился, с замешательством переводя взгляд с вражеского робота на мускулистого бойца.

– Не волнуйся, – произнес наемник, – Я просто тренировался.

– С машиной?

Длинноволосый мужчина улыбнулся. Паутина бледных шрамов покрывала его щеки, шею, голые плечи и грудь.

– Мыслящие машины являются нашими врагами в этом Джихаде. Если мы должны улучшить свое мастерство для борьбы с ними, то с кем лучше тренироваться, как не с ними?

Чувствуя себя неловко, Вергиль опустил торопливо схваченный шест. Его лицо залилось краской.

– Это имеет смысл.

– Чирокс всего лишь заменяет врага, он – цель, с которой надо сражаться. Глядя на него, я представляю перед собой всех мыслящих машин.

– Как мальчик для битья.

– Мек для битья, – улыбнулся наемник, – Мы можем запрограмировать его на разные уровни боя для тренировочных целей, – он подошел поближе к зловеще выглядившему боевому роботу, – Уступи место.

Робот опустил свои снабженные оружием конечности, затем втянул их в свой корпус, в том числе и поврежденную конечность, и стал ждать дальнейших указаний. С усмешкой мужчина ударил эфесом своего импульсового меча по груди мека, отодвигая его на шаг назад. Оптические сенсорные глаза сверкнули оранжевым светом. Остальная часть лица мека, включая его аляповатый рот и нос, не двигалась.

×