Айзек Азимов

Обнажённое солнце

Бейли получает задание

Илайдж Бейли упорно боролся со страхом. Сам по себе срочный вызов к государственному секретарю был достаточно неприятен. Срочность означала, что придётся воспользоваться самолётом. Это отнюдь не радовало Илайджа Бейли. Но, в конце концов, путешествие самолётом, хотя, конечно, и не удовольствие, но вовсе не означает прыжок в неизвестность.

На самолёте, как Бейли знал, нет окон. Будет хороший искусственный свет, приличная еда и прочие удобства.

— Мне это совсем не нравится, Илайдж. Зачем тебе самолёт? Почему не поехать не подземном поезде? — настойчиво твердила Джесси.

— Потому что я полицейский, — отвечал Бейли, — и обязан безоговорочно выполнять приказания начальства. Во всяком случае, — он усмехнулся, — если я хочу по-прежнему получать содержание по классу С-7…

Джесси вздохнула. С этим трудно было спорить.

В самолёте Илайдж Бейли неотрывно смотрел на киноэкран, чтобы отвлечься от мыслей об окружающей самолёт атмосфере.

Он твердил: «Я полностью защищён, самолёт подобен небольшому городу». Но он знал, что это не так. Всего лишь несколько дюймов стали защищали его от… от пустоты. Да, да, пустоты, ибо воздух — это пустота.

Наверное, сейчас он пролетал над дорогими его сердцу погребёнными глубоко под землёй городами. Он представлял бесконечно длинные улицы подземных городов, заполненные торопящимися людьми — фабрики, дома, столовые, поезда — всюду привычное тепло и всюду люди, люди… бесконечное множество их. А он один в открытом, холодном, равнодушном пространстве, едва отделённый от него тонкими стенками самолёта, он мчится в пустоте…

Он пытался сосредоточиться на экране. Там предлагали рассказ об экспедиции в Галактику. Герой-исследователь был жителем Земли. Эти по-детски наивные попытки показать, что земляне тоже могут исследовать Галактику, вызывали у Бейли раздражение. На самом деле Галактика была закрыта для них. Галактику освоили жители других миров…

Самолёт приземлился. Илайдж и его попутчики вышли из самолёта и разошлись в разные стороны, так и не взглянув друг на друга.

У Бейли ещё оставалось время, чтобы закусить перед тем, как поехать в Департамент юстиции. Кругом царила привычная его сердцу атмосфера. От аэропорта тянулись во всех направлениях бесконечные коридоры, наполненные гулом и шумом людских голосов. Он почувствовал себя в полной безопасности в чреве Земли. Страх прошёл, и ему лишь хотелось принять душ, чтобы почувствовать обычную бодрость и уверенность.

Для получения направления в душ Бейли следовало предъявить своё удостоверение, а также официальный вызов в Департамент юстиции. После проверки предписания с нужными подписями и печатями ему выдали направление согласно его индексу жизни (С-7). Получив в душевой причитающееся ему количество воды, Бейли почувствовал себя освежённым и готовым к визиту в Департамент юстиции. Странно, но теперь он не чувствовал никакого беспокойства.

Государственный секретарь Альберт Минним, крепко скроенный небольшого роста человек с седеющими висками оставлял ощущение благополучия, щеголеватой опрятности и лёгкий запах одеколона. Все это говорило о том, что индекс жизни чиновников Департамента юстиции был достаточно высок. Бейли почувствовал себя неуклюжим, громоздким и отнюдь не щеголеватым.

— Я рад видеть вас, инспектор, — ласково произнёс Альберт Минним и протянул ему ящик с сигарами.

— Только трубку, сэр, — ответил Бейли, вытаскивая её из кармана. В ту же секунду он пожалел о сказанных словах. Сигара помогла бы сэкономить табак, которого ему не хватало, несмотря на недавно полученный индекс жизни С-7 вместо прежнего С-6.

— Пожалуйста, я подожду, — снисходительно заметил Минним, глядя, как Бейли набивает трубку тщательно отмеренной порцией табака.

— Мне не сообщили причину моего вызова, сэр, — сказал Бейли, заканчивая свою процедуру.

— Я знаю. Причина простая, — улыбнулся Минним. — Вы должны выехать для выполнения ответственного задания, вот и все.

— А куда поехать, далеко?

— О да, весьма.

Бейли задумчиво посмотрел на своего собеседника. Все преимущества, а также недостатки нового назначения были ему ясны. Разумеется, его индекс жизни не будет снижен. Бейли, примерного семьянина и домоседа, отнюдь не привлекала перспектива разлуки с женой Джесси и сыном Бентли. И кроме того, всякая новая работа требовала большего напряжения и ответственности по сравнению с его обычными профессиональными обязанностями. Не так давно Бейли расследовал убийство одного космонита — обитателя Внешних миров, прибывшего на Землю. Он успешно выполнил задание, но перспектива вновь браться за столь же ответственное дело не радовала его.

— Не будете ли вы любезны сообщить мне, сэр, далеко ли вы отправляете меня и чем я должен буду заниматься? — спокойно спросил Бейли.

Прежде чем ответить, Минним вытянул сигару из ящика, тщательно обрезал её, зажёг, глубоко затянулся и, глядя на медленно тающий в воздухе дымок, раздельно произнёс:

— Департамент юстиции посылает вас на планету Солярия.

Бейли поднялся со стула и внезапно охрипшим голосом спросил:

— Вы имеете в виду один из Внешних Миров?

— Да, именно так, — Минним избегал его взгляда.

— Но это невозможно! — воскликнул Бейли. — Ведь они не пускают к себе жителей Земли.

— Обстоятельства иногда меняются, инспектор. Дело в том, что на Солярии произошло убийство.

Губы Бейли тронуло слабое подобие улыбки.

— Вряд ли это входит в нашу компетенцию, не так ли, сэр?

— Возможно, но они попросили помощи.

— Попросили помощи? У Земли? — переспросил Бейли.

Космониты, обитатели других миров, в лучшем случае относилисись к жителям планеты-прародительницы снисходительно-безразлично, а в худшем — с нескрываемым презрением.

— Да, это необычно, — согласился Минним, — но это факт. Они просят прислать к ним квалифицированного детектива. Это решение принято в результате дипломатических переговоров на высочайшем уровне.

Бейли снова сел.

— Но почему именно меня? — тихо спросил он. — Я уже не так молод, мне сорок три. У меня семья. Мне трудно покинуть Землю.

— Инспектор Бейли! Мы ничем не можем помочь вам, — сухо ответил Минним. — Если хотите знать, вас выбрали не мы, а они. Они попросили прислать полицейского Илайджа Бейли, индекс жизни С-7. Как видите, ошибки быть не может.

— Но я недостаточно опытен для такого сложного дела, — упрямо продолжал Бейли.

— Очевидно, им понравилось, как вы расследовали убийство космонита, имевшее место у нас, на Земле… Во всяком случае, мы ответили согласием. Вам придётся ехать, Бейли. О семье не беспокойтесь. Во время вашего отсутствия о ней позаботятся и, кстати, по более высокому индексу жизни, чем ваш нынешний. — Минним помолчал, затем медленно добавил: — Имейте в виду, Бейли, в случае успешного выполнения задания на Солярии ваш индекс жизни будет не менее, чем С-8… а возможно, и… — тут государственный секретарь многозначительно остановился.

Бейли чувствовал себя оглушённым. Он, Илайдж Бейли, скромный детектив, будет жить по индексу С-8, а может быть, и… Он будет курить сигары и получать душ каждый день. Да, но для этого он должен отправиться на неведомую Солярию. Покинуть Землю, семью…

Ровным, неестественно звучащим голосом он спросил:

— Что за убийство, сэр? Каковы факты?

Холёными пальцами Минним повертел сигару.

— Я не знаю деталей дела, Бейли, — наконец ответил он.

— Но кто же информирует меня, сэр? Не могу же я отправиться на чужую планету, не зная ничего об обстоятельствах, связанных с убийством?

— Здесь, на Земле, никто ничего не знает. Соляриане не дали нам никакой информации. Вы должны будете узнать все на месте.

Отчаянная мысль промелькнула в мозгу у Бейли: «А что, если я откажусь?» Увы, он точно знал, что за отказом последует полная дисквалификация…

×