В глазах Флетчера читались нежность и ка­кая-то странная тихая грусть.

– Я буду стараться, Саманта, – пообещал Флетч. – Я знаю, ты не очень-то выигрываешь от своего замужества…

– Но ты ведь дашь мне то, что я хочу, – тихо произнесла девушка. – Многие сказали бы, что я получу очень и очень много.

Флетч искоса посмотрел на Саманту.

– Мои люди отправились на Сент-Пьер два дня назад. Не знаю, сколько потребуется време­ни, но мы освободим твоих друзей.

Глаза ее удивленно расширились.

– Два дня назад. Но что, если бы я отказа­лась принять твое предложение? Флетч ничего не ответил.

– Так ты сделал бы это все равно? – про­шептала Саманта. – Ты в любом случае послал бы их за Пако и доктором Салазаром?

– Профессиональный бизнесмен ни за что не поступил бы таким образом, да? А я ведь очень хороший бизнесмен. Так что не заставляй меня признаваться в своей глупости.

– Да, ты очень хороший бизнесмен. – Лицо Саманты озарилось улыбкой, подобной солнеч­ному лучу, выглянувшему из-за туч. – Но мне больше нравится Флетчер Бронсон просто как человек. Мне почему-то кажется, что под всей этой твоей Ай-би-эм совместимой оболочкой скрывается человек с тонкой и нежной душой.

– Ни один компьютер не признал меня Ай-би-эм-совместимым, – Флетч улыбнулся одни­ми уголками губ. – И сомневаюсь, чтобы кто-то, кроме тебя, считал меня хорошим человеком. Конечно, у меня есть свой кодекс чести, но вовсе не поэтому я послал своих ребят на Сент-Пьер. Просто мне так захотелось, а я ведь уже говорил тебе: я всегда делаю то, что хочу. – Улыбка его поблекла. – Так что теперь, когда ты знаешь, что твой драгоценный Пако в любом случае в целости и сохранности отправится на Барбадос, ты можешь от всего отказаться, Са­манта.

Девушка покачала головой.

– Ты ведь прекрасно понимаешь – после того, что ты сделал, я ни за что не нарушу свое слово.

– Я надеялся на такой ответ. Но я слишком большой циник, чтобы быть уверенным навер­няка. – Он сделал паузу. – Я позабочусь о том, чтобы ты не пожалела о своем выборе. Обещаю тебе – а я всегда выполняю свои обещания.

– Я тоже, – Саманта улыбнулась. – Всегда и несмотря ни на что, Флетч.

Какая-то едва уловимая тень пробежала по его лицу.

– Тогда, ради всего святого, давай покончим поскорее со всеми церемониями.

Глава 6

Кольцо, которое надел Флетч ей на палец, было потрясающе красивым – изящно огранен­ный сибирский топаз овальной формы, на тон­ком золотом ободке, усыпанном мелкими брил­лиантами, переливавшимися в последних лучах заходящего солнца. Когда Флетч надел ей коль­цо во время церемонии, Саманта застыла, слов­но пораженная громом. Даже сейчас, через не­сколько часов после бракосочетания, она каждый раз с удивлением смотрела на кольцо, под­нося к губам рюмку легкого белого вина.

– Тебе нравится? – Флетч не мог не заме­тить восхищенных взглядов, которые она броса­ла на кольцо. – Наверное, мне надо было дать тебе выбрать что-то самой, но у нас не было вре­мени. Я подумал, что камень очень красив и прекрасно подходит к твоим глазам.

– Оно потрясающее, – восторженно произ­несла девушка. – Вряд ли я смогла бы выбрать что-то лучше, – Саманта сделала еще один гло­ток вина. Ей хотелось сохранить ясность мысли, хотя голова и без вина кружилась от волнения, возбуждения и какого-то еще непонятного, не­знакомого ей чувства. – Но только это совер­шенно не похоже на обручальное кольцо.

– Не похоже, – согласился Флетчер, отки­дываясь на спинку стула. – Но ты ведь тоже не похожа на невесту. – Он окинул взглядом заго­релую фигуру девушки в открытом желтом сара­фане с тоненькими лямками. – Не то, что я жа­луюсь. Этот цвет очень тебе идет.

– Но у меня нет ничего, чтобы выглядеть со­ответственно случаю. Я думала, что тебе все равно, – глаза ее вдруг задорно сверкнули. – К тому же мне не хотелось выглядеть чересчур торжественно, чтобы Скип не стеснялся своей бейсболки. Ему вряд ли доставило бы удовольст­вие, если бы пришлось сменить свои выцветшие джинсы и бейсболку на строгий костюм.

– Скип не сделал бы этого даже под страхом смертной казни. – Флетч неожиданно нахму­рился. – Он до сих пор называет тебя Топаз. Я запретил ему.

– Почему? Разве это имеет значение?

– Для меня да. Топаз была частью острова Сент-Пьер, эта часть жизни для тебя закончена. Теперь существует только Саманта.

– Ну, раз это не тревожит меня, то не долж­но тревожить и тебя. – Саманта вдруг улыбну­лась и оценивающе посмотрела на Флетчера. – Интересно, а тебе пойдет бейсболка? Ты был хо­рошим игроком в детстве?

Флетч покачал головой.

– Я был настоящим книжным червем. Меня с трудом затаскивали на поле. Девушка рассмеялась.

– Ты? Не могу себе представить. Ты такой…

– Какой? – Флетч вопросительно припод­нял одну бровь.

– Большой и сильный.

– Ну да, пожалуй, я побольше и посильнее многих бывших бейсболистов.

Саманта облокотилась о стол и внимательно посмотрела на Флетчера.

– Улыбнись,

–Что?

– Улыбнись мне. У тебя такая чудесная улыбка, а ты так редко ею пользуешься. Ты либо смотришь на меня каменными глазами идола с острова Пасхи, либо разглядываешь с любопыт­ством, словно я – редкий экземпляр тропичес­кой фауны.

Флетч улыбнулся, и у Саманты потеплело на душе.

– Очень, очень красивый и редкий экзем­пляр.

– Но ты действительно изучаешь меня в та­кие моменты?

–Да.

– Зачем?

– Думаю, мне просто нравится смотреть на тебя, – сказал Флетч. – Неужели так трудно до­гадаться?

Саманта невольно покраснела.

– Вот теперь я действительно чувствую себя невестой.

– Неужели я сказал что-то, что тебе понра­вилось? – Подняв свою рюмку, Флетч знаком показал, что пьет за ее здоровье. – Что ж, мы не совсем обычная пара, и, увы, я не сделал всего, что должен был, чтобы день нашей свадьбы стал для тебя незабываемым.

И все же она никогда не забудет этот день. Саманта чувствовала себя особенной, неповто­римой, была, как никогда, полна радости и оп­тимизма. И ей казалось, что теперь все станет по-новому, теперь она обязательно будет счас­тлива. Часы ее жизни словно перевели назад, в то время, когда она еще не знала ужасов войны и весь мир казался удивительным и прекрасным.

Она вдруг вскочила на ноги и быстро скину­ла босоножки на высоких каблуках.

– Хочу выйти на пляж. Пойдем со мной, Флетч.

– Прямо сейчас? – удивленно спросил он. – Но я хотел поговорить с тобой о…

– Сейчас, сейчас. – Она уже была на полпу­ти к лестнице. – Мне так хорошо! Хочется петь, смеяться и… – Быстро спустившись по лестни­це, она побежала дальше, к морю, и Флетч не расслышал ее последних слов.

Саманта бежала, и нежный вечерний ветерок развевал ее платье, а солнце окрашивало золо­том растрепавшиеся волосы.

Флетч медленно поднялся на ноги, не сводя глаз с девушки. Ему еще не доводилось видеть Саманту такой оживленной, юной, радостной… И только сейчас Флетч понял, какая огромная черная тень нависала над ее жизнью до этого самого мгновения, когда она вдруг одним махом отринула прошлое и снова превратилась в безза­ботную девчонку. Так вот какой она была, пока не столкнулась с человеческой жестокостью.

Обернувшись, Саманта помахала ему рукой.

– Иди же! Что с тобой?

– Ничего. – Скинув пиджак, Флетч небреж­но бросил его на стул. – Совсем-совсем ничего. Подожди, я сейчас.

Саманта подождала, пока к ней присоеди­нится Флетч, и снова быстро пошла вперед.

– Мне нравится твой остров, Флетч! И твой пляж, и твой дом, и твой океан…

Флетч, смеясь, схватил ее за руку и пошел рядом.

– Пожалуй, океаном мне вряд ли удастся за­владеть. Но что с тобой случилось? Ты весе­лишься как сумасшедшая.

– Сама не знаю, – Саманта обернулась, что­бы лучше видеть его лицо. – Наверное, это на­дежда, Флетч. У меня появилась надежда.

– Надежда? На что?

– А вот этого я еще не поняла. – Она беспо­мощно развела руками. – Я так давно не реша­лась загадывать вперед даже на один день. Да что там на день – на час, на минуту. А теперь я могу строить планы на целый год вперед. Разве это не чудесно?

×