Наконец она услышала тихий рокот мотора. Саманта вздохнула с облегчением. Даже после того, как Мария Круз сообщила по рации, что Бронсон согласился помочь, Саманта не была до конца уверена в том, что он не передумает. Вообще просить о помощи Флетчера Бронсона было настоящей авантюрой. Какое дело до их бед американскому нефтяному магнату, озабо­ченному только тем, как сохранить свою собст­венность на острове? Но у них просто не было другого выхода. Бронсон оставался единствен­ной надеждой на спасение.

– Летят? – спросил Риккардо за ее спиной. От неожиданности Саманта вздрогнула.

– Да, кажется, это они.

Осталось подождать совсем немного. Скоро Люси все остальные будут на борту вертолета. Господи, как она устала жить в постоянном страхе!

Риккардо ласково похлопал девушку по плечу.

– Сажай всех в вертолет, как только он при­землится. А мы с ребятами вернемся и попыта­емся остановить патруль.

– Нет, я должна пойти… – Но Риккардо уже скрылся в чаще леса, не слушая ее возражений. Не стоило даже пытаться переубедить этого уп­рямца! Риккардо и сам прекрасно знал, что ране­ной ноге нужен покой. Хоть рана и была не опасной, по дороге у него снова началось крово­течение.

– Саманта?

Люси стояла рядом и смотрела на нее испуган­ными глазами. Страх в глазах девчонки поселил­ся с тех самых пор, как ее освободили из Аббат­ства.

– Они уже здесь, Люси, – сказала Саманта.

Девочка закусила губу, задумчиво глядя в небо.

Вертолет медленно снижался над темной по­ляной. Шум двигателей казался оглушительным в ночной тишине. Неужели патруль тоже слы­шит его?

Люси обхватила своей узкой ладошкой руку Саманты и тихонько сжала ее. Саманта не могла бы сказать наверняка, чего хочет девочка: найти спасение от своих страхов или, напротив, под­держать ее. Люси хорошо знала, что такое страх, и наверняка почувствовала, что Саманте не по себе.

Наконец вертолет приземлился.

Настало время действовать.

Первое, на что обратил внимание Флетч, когда впервые увидел Саманту, были ее волосы. Густые каштановые волосы, переливавшиеся в лунном свете, небрежно заколотые на затылке черепаховым гребнем. Затем, когда девушка под­нялась в кабину и встала рядом с креслом Скипа, Флетч увидел ее глаза и сразу понял, кто перед ним. Глаза цвета топазов, но не тех блед­ных, золотистых камней, что привозят из Брази­лии, а других, темных, похожих больше на ян­тарь, которые добывают в подземных глубинах холодной Сибири. Глаза словно освещали ху­денькое личико девушки, излучая силу и жажду жизни. На Топаз были поношенная рубашка цвета хаки, брюки, которые явно были велики ей на пару размеров, и солдатские сапоги. Флетч вдруг почувствовал какую-то странную злость. Его задело почему-то, что такой милой стройной девушке приходится носить некрасивую, неле­пую одежду.

Топаз улыбнулась, и салон вертолета словно бы озарился теплым золотистым сиянием.

– Спасибо, что прилетели, – тихо сказала она. – Я – Топаз. – Она устало покачала голо­вой. – Нет, не стоит… Все время забываю, что все уже кончено и нет больше необходимости скрывать свое настоящее имя. Я – Саманта Бартон.

– Скип Бреннен. А это – Флетчер Бронсон. Она кивнула, едва удостоив Флетчера взгля­дом.

– У нас все готово, – Саманта махнула группке стоящих неподалеку людей, и те мед­ленно направились к вертолету. – За нами сле­дует по пятам патруль. Так что надо торопиться.

Саманта подошла к заднему люку и открыла его. Флетч полным сострадания взглядом смот­рел на мужчин, женщин и детей, подходивших к вертолету. Они выглядели измученными и из­можденными.

Сначала в вертолет залезли взрослые, затем им передали снизу детей. На земле осталась толь­ко девочка лет двенадцати-тринадцати, которая крепко прижалась к Саманте Бартон.

– Ты должна сесть в вертолет, Люси, – тихо произнесла Топаз. – У нас совсем нет времени. Девочка покачала головой.

– Все будет хорошо. Эти люди позаботятся о тебе. Ты будешь ходить в школу…

Но Люси ничего не хотела слушать.

Неожиданно рядом с Самантой выросла фи­гура мужчины. Хмуро посмотрев на девочку, он быстро сказал:

– Ради всего святого, Топаз, сажай ее скорее в вертолет. Патруль будет здесь через десять ми­нут.

В этот момент Флетч словно очнулся от оцепе­нения, овладевшего им, когда он впервые взглянул в глаза Саманты. Вообще это было совсем не в его характере – молча наблюдать за происхо­дящим, не принимая никакого участия в собы­тиях.

– Пора лететь! – властно объявил он. – У меня что-то нет больше желания оставаться на этом цветущем острове, особенно в роли гостя вашего нового правительства.

Саманта посмотрела на него глазами, полны­ми отчаяния.

– Я стараюсь. Но Люси… – Саманта вдруг упала на колени, обняла девочку и заглянула ей в лицо. – Послушай, Люси, с тобой все будет в порядке. То, что случилось, ужасно, но это уже кончилось. Боль уйдет, если ты очень сильно за­хочешь прогнать ее. Если будешь сильной, стра­дания сделают тебя еще сильнее, еще красивее. Я много раз говорила тебе это, и это правда, Люси. Я больше не нужна тебе, милая. Теперь ты справишься сама. – Топаз улыбнулась. – Я не могу уйти, пока не отправлю тебя. Ты ведь не хо­чешь, чтобы меня поймали, правда?

Люси покачала головой, затем она крепко об­няла Саманту на прощание и через секунду уже карабкалась в вертолет.

– Так-то лучше, – с облегчением вздохнула Топаз.

– Можем лететь? – спросил Скип.

– Да, – кивнула Саманта. – Не знаю даже, как благодарить…

– Нет! – Красавец, стоявший рядом с де­вушкой, решительно тряхнул головой. – У вас будет еще один пассажир. – Он повернулся к Саманте, и лицо его озарилось улыбкой. – Заби­райся в машину, дорогая. Для тебя эта война за­кончилась. – Он повернулся к кабине. – Може­те захватить ее? Топаз весит совсем немного.

– Скип? – Флетч вопросительно посмотрел на пилота.

– Она действительно весит не больше ребен­ка. Думаю, мы взлетим.

Саманта стояла неподвижно, глядя в упор на раненого великана.

– Ты ведь решил все заранее, не так ли, Риккардо?

Мужчина кивнул.

– И не спорь со мной, Саманта! – Неожи­данно во всем облике его проявилась чудовищ­ная усталость. – Все кончено, и ты ничем боль­ше не можешь помочь нам. Ты ведь знаешь, что сделают с тобой, если поймают.

– Я и не спорю, – девушка печально улыб­нулась. – На это у нас просто нет времени. Не мог бы ты хотя бы обнять меня на прощание, Риккардо?

– Саманта! – Лазаро крепко обнял девуш­ку. – Прощай, дорогая! Ты ведь знаешь, я… – Он вдруг покачнулся, разжал объятия и медлен­но опустился на землю.

Топаз стояла над ним, держа в левой руке шприц с тонкой иглой.

– Прощай, Риккардо, мне будет не хватать тебя.

– Что, черт побери, происходит? – изумлен­но воскликнул Флетч. – Что ты сделала с ним?

– Всего-навсего ввела снотворное. Он про­снется примерно через час. – Топаз смотрела на распростертого перед нею мужчину, глаза ее влажно блестели. – Я знала, что Риккардо попы­тается отправить меня с вами, и подготовилась заранее. Вы поможете мне втащить его в верто­лет?

Скип покачал головой.

– Мы не можем взять его. Он слишком много весит.

– Но я ведь не лечу с вами, – с жаром возра­зила Саманта. – А Риккардо весит всего сто шестьдесят фунтов. Не так уж это много! – Де­вушка подошла к кабине. – Послушайте, вы обязательно должны его взять. Это Риккардо Лазаро. Его непременно поймают, если он останет­ся. Это всего лишь вопрос времени. Его надо увез­ти с острова.

– Сто шестьдесят фунтов, – Скип покачал головой. – Это слишком много.

Холодный пот выступил на лбу Саманты.

– Неужели из этой машины нельзя ничего выгрузить?

– Мы уже избавились от всего, от чего мож­но было. Мне жаль, но вам придется оставить его.

– Я не могу! – Неужели это конец? Конец и для нее, и для Риккардо?

– Возьми его, – распахнув дверцу, Флетч выпрыгнул из вертолета.

– Флетч, мы не можем… – протестующе на­чал Скип.

×