– За то, что увековечила твои черты? Флетч покачал головой.

– За то, что увидела меня таким. – Быстро повернувшись, он пересек комнату и поднял с кровати чемодан.

– Пойдем. – Он взял Саманту под локоть и подтолкнул к двери. – Хочу скорее отвезти тебя домой.

– Флетч… – вдруг с сомнением произнесла Саманта. – А какой ты… видишь меня?

– Ты… – Он запнулся, и в глазах его Саман­та увидела что-то темное и дикое, но в то же время глаза эти были полны невыразимой неж­ности. – Ты – мое наваждение. Только мое и очень особенное наваждение.

Глава 9

Флетч ворвался к ней в студию, подобно ура­гану. Схватив Саманту за руку, он потащил ее прочь от статуи, над которой она работала.

– Пойдем со мной. Доделаешь потом.

– Но я хотела добавить последний штрих, – Саманта беспомощно рассмеялась. Возражать было поздно – ее уже выволокли в коридор. – Могу я спросить, куда мы направляемся?

– Обедать.

– Обед был три часа назад, – сухо заметила Саманта. – И, насколько я помню, ты провел его, запершись в своем офисе с мистером Ривье­рой и остальными загадочными испанскими се­ньорами.

– В них нет ничего загадочного. Я точно знаю, кто они и чего хотят, – пробормотал Флетч. – Алчные подонки, – он сердито взгля­нул на Саманту. – Кстати, тебе надо было по­есть без меня, а не возвращаться голодной в сту­дию. Скип сказал мне по телефону, что ты ниче­го не ела с самого ленча, а сейчас уже десять вечера.

– Я ела сандвич, – Саманта нахмурилась, пытаясь вспомнить, когда она его ела. – Кажет­ся.

– Ничего ты не ела, – сердито произнес Флетч. – Ни кусочка. – Он все тащил ее за ло­коть к главной лестнице. – Но сейчас мы это исправим.

– Да, сэр, – Саманта скривила губы. – Как прикажете. Но могу я по крайней мере вымыть руки?

– Нет, – Флетч достал из кармана безуко­ризненно чистый белый платок и протянул его Саманте. – На, вытри.

Девушка попыталась стереть с пальцев на­липшую глину.

– Это же просто смешно, Флетч! Ведь не­сколько минут ничего не решают.

– Решают. – Он виновато улыбнулся и стал похож на хулиганистого подростка. – Я не могу ждать.

Саманта удивленно посмотрела на мужа.

– Ты так голоден?

Покачав головой, Флетч потащил ее дальше, через библиотеку к двери на веранду.

– Сейчас увидишь. – Распахнув дверь, он отступил в сторону, пропуская Саманту.

Холодный лунный свет падал на стол, по­крытый дамасской скатертью и сервированный искрящимся хрусталем и прозрачным китайским фарфором. В центре стола Саманта увидела вазу с орхидеями. Из садовой беседки доносились бе­рущие за душу звуки цыганских скрипок.

Саманта изумленно смотрела вокруг.

– У нас вечеринка? – спросила она.

– Обед, – Флетч не сводил глаз с ее лица, наблюдая за реакцией. – Я заказал у «Максима» утку под апельсиновым соусом.

– А я и не знала, что они доставляют еду на дом. – Саманта снова посмотрела на беседку. – И цыган ты тоже заказал?

– Я подумал, что это дополнит картину, – подойдя к столу, Флетч отодвинул перед ней стул. – Они хотели расположиться прямо здесь, на веранде, но я терпеть не могу, когда музыкан­ты мельтешат перед глазами во время обеда. Так что пришлось отправить их в беседку, – он вдруг нахмурился. – Или ты предпочла бы, что­бы они играли здесь? Я сейчас скажу им.

– Нет, пусть остаются в беседке, – Саманта села, изо всех сил пытаясь подавить смех, ду­шивший ее при мысли, что сейчас Флетч щелк­нет пальцами, и целый цыганский хор побежит к ним через весь сад. – Так намного лучше.

Кивнув, Флетч уселся напротив.

– Тебе нравится? Все хорошо?

– Все просто чудесно, – Саманта жадно вдыхала воздух, полный запахов ночного сада. – Я и не знала, что ты можешь быть таким роман­тичным.

– Вовсе я не романтик, – Флетч развернул салфетку и положил себе на колени. – Просто я подумал, что тебе понравится. Говорят, все жен­щины неравнодушны к цыганам и обедам при свечах.

– Да, мы действительно неравнодушны к таким вещам, – Саманта откинулась на спинку стула, мечтательно глядя в небо. – По крайней мере я. Спасибо тебе, Флетч.

– Ты отблагодаришь меня лучше всего, по­обедав как следует, – серьезно произнес он. – Но тебе действительно нравится?

Саманта перевела взгляд на Флетча. Он вол­новался не на шутку! Саманта никогда еще не видела его таким неуверенным. Это растрогало, но в то же время немного встревожило ее.

– Ты сделал все, чтобы угодить мне. – Она вдруг наморщила носик. – Кроме одного: мог бы выбрать вечер, когда я буду одета во что-ни­будь поприличнее джинсов и запачканной гли­ной футболки. Хотелось бы соответствовать об­становке.

Флетч покачал головой.

– Я должен был сделать это сегодня. Я хотел показать тебе… – Не договорив, он достал из ве­дерка со льдом бутылку шампанского. – Ты прекрасно выглядишь. Ты всегда неподражаема. В любой одежде.

– Так что же ты хотел мне показать? Флетч разлил по бокалам шампанское.

– Хотел показать, что достоин твоего выбо­ра, – тихо произнес он. – Что даже если тебе кажется, будто я пренебрегаю тобой, я готов за­гладить вину. Я всегда буду ценить выше всего наши отношения. Мне никогда не приходило в голову воспринимать их как должное. – Он по­ставил бутылку обратно в ведерко. – Сегодняш­няя встреча действительно была очень важной. Я не стал бы…

– Погоди минутку. Ты заказал шикарный ужин от «Максима», шампанское, орхидеи, цы­ганский хор только для того, чтобы сказать, что жалеешь о своем опоздании к обеду?

– Думаешь, я не заслуживаю прощения? Возможно, ты права, – Флетч нахмурился. – Но ведь так происходит далеко не всегда. С тех пор, как ты переехала сюда три недели назад, я впервые не вернулся домой к обеду. Мы прово­дим все вечера вместе, и я пытался даже приез­жать домой на ленч. Я вовсе не пренебрегаю то­бой… Почему ты смеешься?

– Извини. – В глазах Саманты плясали лукавые огоньки. – Я просто подумала, что только тебе могло прийти в голову так экстравагантно извиниться за то, чего большинство мужей даже не замечают.

– Но я не из их числа. И у нас с тобой не обычный брак. Я не привык разрываться между делами и личной жизнью, но стараюсь изо всех сил.

Улыбка ее вдруг померкла.

– И у тебя отлично получается, – серьезно сказала Саманта. – Но я и не знала, что ты так сильно волнуешься из-за таких пустяков.

– Вовсе я не волнуюсь. Просто… – на губах его заиграла смущенная улыбка. – Нет, неправ­да. Я был вне себя от беспокойства – представ­лял себе, как ты собрала вещи и ушла, потому что я не успел вовремя вырваться от Риверы, – он посмотрел в глаза Саманты. – Мне нравится то, что происходит между нами. И я ни за что не хотел бы этого лишиться.

Саманта вдруг почувствовала себя такой счастливой, что на глаза невольно навернулись слезы радости, а в горле подозрительно защи­пало.

– Я тоже, – сказала она. Флетч замер неподвижно.

– Это правда? Ты тоже думаешь, что у нас получается?

– Нам очень хорошо в постели и приятно общаться друг с другом по вечерам. Так почему же я должна думать иначе?

– Откуда я знаю, что именно ты думаешь? Ты ведь никогда ничего мне не говоришь. – Са­манта открыла было рот, но Флетч поднял руку ладонью вперед, призывая ее к молчанию. – Я знаю, тебе нравится заниматься со мною лю­бовью, но этого мало. Я хочу большего. Хочу уз­нать тебя по-настоящему, – он осекся, и Саман­та заметила, как невольно сжалась в кулак его рука. – Вот тебя, похоже, не волнует, что я пре­небрегаю твоим обществом. Может быть, ты пред­почитаешь не видеть меня каждый вечер за обе­денным столом?

Саманта громко рассмеялась, не в силах сдержаться.

– Сначала ты волнуешься, что меня обидит твое отсутствие, теперь – что мне не нужно твое присутствие. Звучит не слишком логично.

– Какая тут, к черту, логика. Так ты хочешь, чтобы я приходил домой обедать, или нет?

Саманта посмотрела на Флетча, и улыбка исчезла с ее лица. Он был абсолютно серьезен. Она накрыла ладонью его сжатую в кулак руку.

×