– Так думал и я. – Черные глаза Риккардо вдруг зажглись лихорадочным блеском. – Пока Бронсон не связался со мной, когда я лежал в больнице на Барбадосе. Я просто не мог пове­рить в то, что происходит. Это настоящее чудо.

– Флетч умеет творить чудеса, – растерянно пробормотала девушка. – Но тут он, я чувствую, решил устроить все с размахом.

– Мне кажется, он всегда и все делает с раз­махом, – сухо заметил Риккардо. – Бронсон за­явил, что я провалил революцию, но он берется все поправить, если я готов отдать себя в его руки.

– Как похоже на Флетча. И ты согласишься?

– Я уже согласился. А почему, как ты дума­ешь, я здесь? Флетчер говорит, что для револю­ции, как и для любого другого мероприятия, нужны две вещи – деньги и связи. И последние пять месяцев он вел переговоры по обе стороны Атлантики, чтобы обеспечить нас и тем и дру­гим. Если верить ему, я должен только согла­ситься стать символом движения, а все осталь­ное он устроит сам. – Риккардо медленно пока­чал головой. – Твой муж – настоящий мужчина, дорогая.

– Да, я знаю. – У Саманты кружилась голо­ва. Зачем Флетч затеял все это? И почему ничего не сказал ей? – А он как-то объяснил, зачем ему это нужно?

Риккардо молча покачал головой.

– Вообще ни слова?

– Я-то думал, что это ты уговорила его ввя­заться в эту авантюру. Во всяком случае нефте­очистка, которой владеет его концерн на Сент-Пьер, явно не стоит таких усилий.

– Мы с ним никогда не говорили о Сент-Пьер, – тихо произнесла Саманта.

– Тогда я ничего не понимаю, – Риккардо нахмурился. – А мне не хотелось бы пребывать в неведении относительно мотивов такого чело­века, как Флетч Бронсон. Слишком многое по­ставлено на карту. Я могу доверять ему, Са­манта?

– Да! – В этом она не сомневалась ни одной секунды.

На губах Риккардо снова заиграла улыбка.

– Это хорошо. Приятно слышать, что ты так веришь своему мужу. Я очень беспокоился, когда ты написала мне о вашем браке. Мне по­казалось, что все произошло слишком быстро.

Я боялся, что ты связалась с ним из страха перед будущим, устав от неуверенности в завтрашнем дне… – Риккардо коснулся пальцем ее щеки. – Но ведь ты вышла за него по любви, дорогая?

– По любви, – кивнула Саманта. – Я без ума от своего мужа.

– Приятно это слышать, – Риккардо нежно поцеловал ее в кончик носа. – Теперь я спокоен и за своих друзей, и за свою революцию. Ты всегда отлично разбиралась в людях. Топаз не позволила бы мне ошибиться в таком важном деле. – Риккардо сделал шаг назад. – А теперь пойду попрошу мистера Бреннена отвезти меня в Париж к твоему мужу. Не стоит сердить своих покровителей. – Он лукаво улыбнулся. – Ви­дишь, каким я стал дипломатом? Скоро Бронсон сможет мною гордиться.

– Насколько я знаю тебя, Риккардо, игра в дипломатию продлится недолго. Но я всегда буду гордиться тобой, каким бы ты ни был. Так ты встречаешься сегодня с Риверой?

Риккардо покачал головой.

– Нанесу визит вежливости Бронсону – и в отель. Переговоры назначены на завтра.

– В отель? Но разве ты остановишься не здесь?

– Мне заказали номер в «Интерконтинентал». Бронсон говорит, что там будет удобнее встречаться с Риверой.

– Наверное, так действительно удобнее, – с сожалением произнесла Саманта. – Но мне все же хотелось бы… – Вдруг лицо ее просветле­ло. – Что ж, если ты не будешь жить с нами, ук­раду тебя на несколько часов прямо сейчас. Флетч подождет. Я хочу показать тебе мастер­скую и представить тебя моему учителю месье Далбе. Потом погуляем по городу. Подожди здесь. Я переоденусь и приму душ. – Она повернулась к двери. – Захочешь выпить, позвони, и тебе принесут.

– Саманта, я думаю, мне все же следует сна­чала встретиться с твоим мужем.

Что ж, скорее всего Риккардо был прав. Флетч всегда бывал недоволен, когда нарушали его планы. Но ей так хотелось побыть с Риккардо. И не только потому, что она соскучилась по ста­рому другу. Это поможет ей не думать о том, что скрыл от нее муж. Если она будет сидеть дома и дожидаться Флетчера, чтобы все выяснить, она просто сойдет с ума. Стоя в дверях, Саманта взглянула через плечо на Риккардо.

– Попрошу Скипа, чтобы он позвонил Флетчеру и сказал, что я просто-напросто похитила тебя. – Глаза ее задорно сверкнули. – Не вол­нуйся, это не повредит революции. Что могут решить несколько часов?

Риккардо покачал головой, понимающе улы­баясь.

– Думаю, ничего. Надеюсь, ты поведешь меня по дорогим клубам, как диктует тебе твое положение. С удовольствием посмотрю, как на­ша малышка Топаз изображает собой гранд-даму.

Саманта скорчила гримасу.

– Что ж, попытаюсь, если это доставит тебе удовольствие. Хотя скорее всего я буду чувство­вать себя там полной дурой. Знаешь, в мире во­ротил бизнеса куда больше всяких ловушек, чем в нашем лесу на Сент-Пьер.

– Ничего, ты научишься обходить их, как научилась там, на острове, – улыбнулся Риккардо. – Флетчер Бронсон – отличный проводник в этом мире.

– Самый лучший на свете, – с нежностью прошептала Саманта. – Что ж, постараюсь по­быстрее, – пообещала она, закрывая за собой дверь.

Глава 10

Входная дверь с треском захлопнулась за во­рвавшимся в дом Флетчером.

– Скип! – прорычал он с порога.

Поморщившись, Скип Бреннен поднялся с шезлонга и направился к двери, ведущей в холл. Не стоило прятаться от Флетчера – он все равно найдет его и потребует объяснений. Скип уди­вился, что Флетч приехал только сейчас. Он ожи­дал, что Бронсон появится немедленно после звон­ка по поводу Саманты.

– Я здесь, Флетч! – крикнул он. Ворвавшись в кабинет, Флетчер снова хлоп­нул изо всех сил дверью.

– Еще не вернулась?

– Да она уехала всего полтора часа назад, – Скип старался говорить как можно спокойнее. Но пытаться успокоить Флетчера Бронсона бы­ло сейчас, все равно что пытаться потушить Везу­вий.

– Она вообще не уехала бы, если бы ты де­лал то, что тебе велели. – Флетч пересек комна­ту и налил себе виски, доставая бутылку из ба­ра. – Кто, черт побери, просил тебя привозить сюда Лазаро?

– Он сам и просил. Хотел увидеть Топаз. Флетч сжал стакан так, что побелели костяш­ки пальцев.

– Ее зовут Саманта. А Лазаро я привез сюда не для того, чтобы он встречался с моей женой.

– Ради бога, Флетч, какая разница? Они все равно увиделись бы.

– Нет, если бы не ты, Саманта даже не узна­ла бы о приезде Лазаро.

Скип удивленно заморгал.

– Так ты не собирался говорить ей, что Лаза­ро в Париже?

– Ты попал в самую точку, черт побери. – Он допил двумя глотками содержимое стакана и налил себе еще. – По крайней мере сегодня уж точно не собирался.

Скип покачал головой.

– Не вижу в этом никакого смысла. Они же близкие друзья. И ты не смог бы помешать им встретиться, находясь в одном городе. Как ты себе это представляешь?

– Я составил для Лазаро предельно жесткий график переговоров и конференций. С послед­ней встречи ты бы отвез его сразу в аэропорт. – Флетч опустился в кресло рядом с письменным столом. – Я все устроил бы, если бы ты не взду­мал привозить его сюда.

– Я не знал, что для тебя так важно, чтобы они не встретились, – тихо произнес Скип. – И до сих пор не понимаю, почему тебя так рас­строило, что Топ… что Саманта увиделась с Ла­заро.

– Потому что я хорошо знаю ее… – Голос его вдруг задрожал. – Помяни мое слово, ты со­вершил ошибку. Большую ошибку.

– Что ж, мне очень жаль. Могу я как-то ис­править эту самую ошибку? – Скип едва сдер­живал понимающую улыбку. – Может, сесть за руль и попытаться разыскать их?

– В таком огромном городе, как Париж? – Флетч устало покачал головой. – Бесполезно. К тому же что сделано, то уже сделано. Теперь надо сидеть и ждать, как лягут карты. Саманта сказала, когда вернется?

– До вечера не собиралась. – Скип тревож­но посмотрел на Бронсона. Он никогда еще не видел его таким. Скип ожидал вспышки гнева, но не этого гнетущего отчаяния. – Флетч…

×