Ноги Саманты сделались словно каменными, а все тело стало мягким и податливым. Ей со­всем не хотелось убегать от Флетчера. Больше всего она жаждала сейчас снова оказаться в его объятиях, прижаться к его сильному телу… Но это было неправильно, несправедливо поступать так с ним, да и с собой тоже. Она была слишком потрясена происходящим, чтобы сохранить спо­собность ясно мыслить. И все же Саманта взяла себя в руки и твердо произнесла:

– Я вовсе не хотела дразнить вас понапрас­ну. Просто сегодня я немного не в себе, а вы за­стигли меня врасплох. Надеюсь, вы извините…

Флетчер сделал шаг в ее сторону.

– Черта с два! – Он остановился, стараясь овладеть собой. – Черт побери, я так хочу тебя, что вот-вот сойду с ума.

– Я знаю. – В глазах девушки блеснули сле­зы. – Простите меня. Мне очень жаль.

Флетч смотрел и смотрел на Топаз, не в си­лах отвести взгляд. Вдруг губы его расплылись в улыбке.

– Но совсем не так, как жаль мне.

– Так вы не сердитесь? – Девушка вздохну­ла с облегчением.

– Ну, я не в восторге от твоего поведения, но гнев тут ни при чем; Я не могу позволить себе рассердиться.

Что за странные вещи он говорит? Саманта не понимала, что происходит.

Флетч взял с земли фонарь и протянул его девушке.

– Пора возвращаться. Показывай дорогу.

– Спасибо… что отнеслись ко мне… с пони­манием, – запинаясь, произнесла Саманта, на­правляясь вниз по коридору.

– Какое там, к черту, понимание, – пробор­мотал за ее спиной Флетч. – Но очень скоро я пойму о тебе все.

Саманта чувствовала спиной его взгляд, от которого ей все время было не по себе. Флетч хотел ее. Он разглядывал ее фигуру и представ­лял, как сжимает эти бедра, эти упругие ягоди­цы. Саманта знала это, и при мысли о нем все тело ее сладко ныло.

Когда они вернулись наконец в грот, Саман­та вздохнула с облегчением.

– Стало прохладно, не правда ли? – Она по­ставила фонарь рядом с костром. – Тут есть еще одеяла. Дать вам?

– Не надо, – Флетч опустился на одеяла, расстеленные подальше от костра. – Мне не хо­лодно. Наоборот – все время бросает в жар.

Саманта подошла ко второй стопке одеял.

– Спокойной ночи.

– Сомневаюсь, что ночь будет спокойной, – сухо заметил Флетчер, устраиваясь поудобнее. – Вряд ли кто-то из нас сумеет заснуть спокойно. – Он выдержал паузу. – Разумеется, если ты не изменишь свое решение.

Девушка энергично замотала головой.

– Мое предложение остается в силе. – Глаза их встретились. – Ты хочешь меня и прекрасно знаешь, что это так. Тебе надо только прийти и лечь рядом со мной. Я дам тебе то, что тебе нужно. Что нужно нам обоим.

Устоять было почти невозможно. Даже на расстоянии тело Флетчера, казалось, излучало жар желания. Саманта вспомнила, какой он го­рячий, сильный, как спокойно и безмятежно она чувствовала себя в его объятиях. Безмятежно? Нет, конечно, нет. Она сгорала от желания, но это было так приятно! Так что же больше при­влекало ее в этом мужчине? Его сила или его чувственность? Может, и то и другое? Топаз не могла ответить на этот вопрос. Она была слиш­ком обескуражена происходящим, чтобы при­нять решение.

– Нет, – почти неслышно произнесла де­вушка.

– Подумай еще раз, – улыбнулся Флетч. – Я здесь, рядом, и жду тебя.

Саманта прислонилась к стене и закрыла гла­за. Она снова чувствовала на себе его жадные взгляды, и от этого просто невозможно было расслабиться. Он здесь, рядом, он хочет ее, он ждет. Сердце ее забилось быстрее, она жадно воспринимала все, что видела вокруг: треск и шипение дров в костре, мерное журчание ручья и тихое дыхание человека.

Флетч. Он ждет ее.

Глава 3

Ей снова снился все тот же кошмар. Даже во сне Саманта понимала, что спит, но это ничего не меняло, потому что страх ее был настоящим, несмотря на то, что причина его была нереаль­ной.

Она снова видела густые черные усы генера­ла на портрете, висящем на облупленной стене. Четыре офицера с одинаковым выражением лиц, сидящие за длинным столом. Она идет к столу по битой щебенке, которая хрустит под ногами. И видит папу – он сидит чуть в стороне и смот­рит на нее, кривя губы, словно от боли.

Папа. Нет, не надо… Папа!

Саманта вздрогнула и открыла глаза. Сердце билось так, словно вот-вот выскочит из груди. Ее била крупная дрожь. Все кончено, поспешила успокоить себя Саманта. Все осталось в про­шлом. Она не в Аббатстве. Она в пещере. В без­опасности. И всего в нескольких ярдах от нее Флетчер Бронсон, сильный и красивый мужчи­на, который не даст ее в обиду. А все, что случи­лось, осталось в прошлом.

Но это может случиться вновь. Если она ос­танется на острове, кошмар может повториться. Ее могут схватить и снова отвезти в это ужасное место.

Нет! Саманта запретила себе думать о буду­щем. Ей придется остаться, но она не должна поддаваться панике. Она заслужила право на счас­тье, и она обязательно будет счастлива. Все это за­кончится, и для нее начнется совершенно новая жизнь.

– С тобой все в порядке? – Флетчер внима­тельно смотрел на девушку. Саманта тяжело вздохнула.

– Да. Все хорошо. – Нервно облизнув губы, она принялась расшнуровывать грубый армей­ский ботинок. – Мне приснился дурной сон. – Сняв ботинки, она принялась за носки.

– И часто с тобой бывает такое?

– Если не возражаете, я не хотела бы гово­рить об этом. – Встав с одеяла, Саманта расстегнула дрожащими пальцами рубашку. – Все ведь уже кончено. Вы хотите, чтобы я разделась пол­ностью или предпочитаете сделать это сами? Я знаю, некоторые мужчины…

– Кажется, я чего-то не понял, – ошеломленно произнес Флетч, не сводя глаз с ее дрожа­щих пальцев. – Не успеваю следить за ходом твоих мыслей. Так ты передумала?

Саманта испуганно кивнула.

– Если вы все еще хотите этого. – Сняв ру­башку, она бросила ее на одеяла.

Жадный огонь зажегся в глубине его холод­ных зеленых глаз.

– Да, я все еще хочу этого. Я никогда в жиз­ни ничего не хотел так сильно. – Флетч жадно пожирал глазами ее обнаженную грудь. – Так ты не носишь лифчик. А я ничего не мог разглядеть под этой ужасной рубашкой.

Саманта почувствовала, как лихорадочный румянец заливает ее щеки. Флетч разговаривал с ней как ни в чем не бывало, словно она уже много раз раздевалась перед ним.

– Мне нет необходимости его носить, – ти­хо сказала девушка. – У меня не очень большая грудь.

– Я вижу. Пожалуй, каждая поместится у меня в ладони. И мне это нравится. – Флетч сел и протянул к ней руку. – Ты придешь ко мне, Саманта? Я так хочу коснуться тебя!

Топаз нерешительно преодолела несколько шагов, отделявших их друг от друга, и опусти­лась на колени рядом с Флетчером. Только те­перь она решилась взглянуть ему в глаза. По телу ее пробежала дрожь. Саманта поняла, что ошиб­лась, когда решила, что Флетч ведет себя как ни в чем не бывало. Она нервно сглотнула слюну.

– Почему же ты не касаешься меня? Флетч улыбнулся в ответ.

– Не хочу торопить события. Ты ведь осо­бенная, Саманта. – Он расстегнул черепаховую заколку в волосах девушки. – Необыкновенная.

– Я такая худая… Флетч кивнул.

– Ты тоненькая и хрупкая, как тростинка. Нам надо что-то с этим сделать. А то мне кажет­ся, что ты рассыплешься, едва я коснусь тебя.

– О, нет, на самом деле я очень сильная. Я долго тренировалась…

Флетч вдруг помрачнел и сжал губы.

– Бегая по горам от патрулей? – Он запус­тил пальцы в волосы девушки, запрокинул назад ее голову и взглянул в глаза. – И это мы тоже постараемся изменить.

Саманта едва слышала его. Флетч был так близко, что она чувствовала жар его разгорячен­ного тела и исходивший от него легкий запах мускуса. Саманта начала расстегивать на нем ру­башку.

– Не возражаешь? Я тоже хочу увидеть тебя…

– Я, конечно, не красавчик. Ничего общего с твоим Лазаро, – Флетч отстранился и поднял­ся на ноги. – Пожалуй, я разденусь сам. – Он быстро скинул одежду и предстал перед ней во всем своем великолепии. – Вот видишь, далеко не Адонис.

×