Но я не дошла до ступенек и свернула направо. Если я хорошо знаю своих родителей (а я хорошо их знаю), то отец сейчас поспешил к матушке, которая в это время дня должна находиться в малой бирюзовой гостиной, расположенной на первом этаже.

По случаю тёплого летнего денька окна были распахнуты настежь. Мне всего-то и оставалось, что пролезть меж цветущих кустов жасмина и расположиться под ними.

— Дорогой, не волнуйся так, у тебя же сердце, — услышала я взволнованный голос мамы.

— Элина! Как я могу не волноваться! — кажется, папа и правда сильно нервничал. — А вдруг они узнают?

— Но как они могут узнать? — теперь графиня, наоборот, успокаивала мужа, я даже представила, как она гладит его по рукаву сюртука. — Девочка прекрасно себя контролирует. Она уже прошла проверку.

— Прошла! Когда ей было пять лет! Но всё могло измениться. К тому же, Сигурда может отойти от стандарта и заставить их пройти полную проверку.

— Этьен, полная магическая проверка занимает больше недели, а претенденток на руку принца соберётся десятка три, не меньше. Представь, сколько времени понадобится придворным магам, чтобы обследовать всех девушек?

— Возможно, ты права, дорогая… — голос отца зазвучал уже спокойнее, но мать всё продолжала его уговаривать.

— За тринадцать лет Делия ни разу не дала нам повод волноваться, я уверена, что и сейчас не стоит переживать.

— Но тогда…

— Это был какой-то сбой, нам всем показалось, — произнесла мама с таким нажимом, что я испуганно замерла.

Что она имела в виду?

Мне совершенно не понравился этот разговор. Хотя я и слышала, что говорили родители обо мне, но совсем не понимала, о чём они вели речь.

Если о магической проверке, которую каждая девочка проходила в возрасте пяти лет, то у меня она показала полное отсутствие дара. Вообще-то, я не помнила, что тогда произошло, но если бы во мне обнаружилась хоть крохотная искорка магии, меня бы отправили в закрытое специальное учреждение. Ведь не скрыли же мои родители одарённую дочь? И как это возможно — проверки проводят опытные королевские маги, специальная служба.

Да и если бы я владела магией, хоть немного, совсем чуть-чуть, уверена, что заметила бы это. Так что глупости всё это, просто я что-то не так поняла.

В нашем королевстве магией владели только мужчины, женщин с даром почти не появлялось. А если и появлялись, их выявляли в детском возрасте, пока они ещё не успели натворить бед. Ведь известно, что женщина не способна контролировать свои эмоции, а значит, и владеть своим даром так, чтобы не причинить зла другим.

До нас, правда, доходили слухи, что в других королевствах есть женщины-магички, которые даже учатся в академиях вместе с мужчинами. Но мой отец говорил, что это полнейшая ерунда. А сама ни разу не видела ни одной одарённой.

Хотя и поговаривали, что некоторым из них удалось избежать проверки и спрятаться в лесах. За этими опасными ведьмами охотится королевская инквизиция, о них рассказывают страшные сказки, пугая детей…

— Хо! — неожиданно раздалось возле моего уха, и я едва не вскрикнула от страха.

— Сабиан, как же ты не вовремя! — шепнула в ответ и тут же замерла, зажав ему рот.

Мой младший брат, одиннадцатилетний наследник рода Ринари послушно затихт. Не в первый раз нам приходилось прятаться в кустах, чтобы избежать наказания за проделки.

В комнате над нашими головами раздались шаги, и отец замер у окна, всматриваясь в сад. Если он сейчас заметит нас с Сабианом, нам влетит. Уверена, разговор, который я подслушала, не предназначался для посторонних ушей.

К счастью, отец нас не увидел, но и продолжать разговор у открытого окна не захотел. Я услышала, как закрылись створки и опустилась задвижка.

Всё. Больше мне здесь делать нечего.

— Пошли, — шепнула брату и потянула его за руку.

Сабиан — молодец, он смышлёный мальчишка. Дождался, когда мы отойдём на достаточное расстояние от окна, и только тогда спросил:

— О чём они говорили?

— Я выйду замуж за принца, — заявила с серьёзным видом.

— Правда? — у Сабиана так смешно распахнулись глаза, а брови полезли на лоб от удивления.

— Зуб даю, — я щёлкнула ногтем по переднему зубу, и брат серьёзно кивнул: для одиннадцатилетнего мальчишки это было чем-то вроде клятвы.

А почему бы и нет? Всё равно отец подбирает мне подходящего жениха (этот разговор я тоже подслушала недавно).

Всё равно мне придётся выйти замуж. По крайней мере, королевой быть весело: захотела — устроила бал, захотела — развязала войну с соседями. Ну или, наоборот, мир заключила. Это уже детали. Главное — можно делать всё, что захочется.

Решено! Я не только поеду на этот отбор, но и выиграю его!

3

Следующие три дня прошли в суматошных сборах, в которых мы с Сабианом почти не принимали участия. Носились по лесу, ловили рыбёшек на озере, в общем, использовали каждый оставшийся день, чтобы довести маму и леди Итеру до белого каления.

Но я ни о чём не жалела, ведь став королевой, я вряд ли смогу себе позволить перебирать руками озёрный ил в поисках мелких пескариков, искать в траве распевающих песенки цикад или прятаться от компаньонки, заставляя её забираться в самые непролазные заросли. Впрочем, последнее, наверное, можно будет делать и во дворце.

— Да иду я уже, иду, — нарочито медленно собрала удочки, смотала леску, выплеснула воду с пескарями обратно в озеро, одёрнула заткнутое за пояс платье.

Леди Итера возмущённо сопела на кромке влажного песка, дожидаясь, когда я уже наконец соизволю вернуться с ней в дом.

А я ещё раз оглянулась, на прощанье, глубоко вдохнула знакомый с детства воздух, в котором уже оседала вечерняя свежесть с горьковатым привкусом расставания, и отправилась следом за компаньонкой. Не стоит заставлять матушку слишком долго ждать, ей необходимо ещё дать мне последние напутствия. А они уж точно затянутся надолго.

Спать легли далеко за полночь. Но в спальне родителей ещё долго горел тревожный огонёк, бросая отсветы на цветущие кусты жасмина внизу.

Разбудили меня чуть свет. Впихнули завтрак и вместе с ним очередную порцию матушкиных наставлений, которые, как я думала, должны были закончиться ещё вчера.

Но и здесь графиня Римари сумела меня удивить. Когда я уже попрощалась со всеми домочадцами и собиралась садиться в карету, она отвела меня в сторону и судорожно обняла, а затем порывисто зашептала на ухо:

— Послушай, Делия, ты должна помнить — в тебе нет дара, ни на секунду не забывай об этом. Особенно, во время магической проверки сосредоточься и повторяй про себя, что в тебе нет дара. Убеди себя в этом. Ты поняла?

— Да, матушка, — послушно ответила я, решив, что подумаю о её странном поведении и словах чуть позже.

— Нет, ты скажи, ты меня поняла?! — матушка так сильно сжала мои плечи и встряхнула, что я охнула от неожиданности. — Это очень важно, Делия, поэтому ни в коем случае не забывай! Ты поняла?

— Да, — я наконец сообразила, что нужно ответить, чтобы успокоить маму, — во мне нет дара, во время проверки я буду думать только об этом.

— У тебя всё получится, дочка, — она ещё раз сжала меня в объятиях и поцеловала в лоб. — Да благословят тебя боги.

В карете я сделала вид, что сразу уснула. Не хотелось, чтобы леди Итера заметила, как залегает хмурая складка на моём, всегда таком безмятежном челе.

Матушкины слова не шли у меня из головы. Зачем так настойчиво повторять, что во мне нет дара? Неужели из-за того, что этот самый дар во мне как раз-таки и есть?

Но как родители сумели обмануть магическую проверку? Точнее, как я, пятилетняя малышка, смогла перехитрить лучших магов королевства?

Как там говорила матушка? Повторяй и убеди себя?

Так что же это значит?.. неужели я?..

Открывшаяся вдруг информация захватила, увлекла, потребовала немедленной проверки. Я должна была узнать точно, что придумала себе того, чего никак не может быть. Или же убедиться в обратном.

×