– Нужно поговорить с этими фиана: узнать, что им известно. Думаешь, Финн может нас с кем-нибудь из них познакомить?

– Спросить стоит. – Она взглянула на Джеки. – Нам все-таки придётся использовать ещё один камешек.

– Для чего?

– Чтобы составить каталог.

– Надо все хорошенько взвесить. Мне как-то не очень улыбается идея превратить Башню в компьютеризированную базу данных. Неизвестно, чем это может обернуться.

– Но с изучением языка все получилось удачно.

– Да, но…

Они открывали замок на цепи, которой были прикованы велосипеды, как вдруг Джеки замерла. Кейт молча проследила за взглядом подруги. Чёрная собака вернулась, она сидела менее чем в полуквартале от них.

– Джеки… – начала Кейт. Но Джеки покачала головой:

– Я даже не надела свои кроссовки-скороходы.

У каждой из них было по куртке и паре кроссовок, на которых Данробин Финн вышил свои заклинания. Куртки делали их невидимыми. Кроссовки придавали скорость.

– Если она приблизится, я закричу, – пробормотала Кейт.

В ту же секунду собака поднялась и двинулась в их направлении.

– Джеки!

– Я думаю. Думаю.

Трясущимися пальцами Джеки продолжала открывать замок. Наконец пружина распрямилась; сунув замок в карман, Джеки вытащила цепь. Она чувствовала себя плохой актрисой в дешёвом байкерском боевике, но тяжёлая цепь в руках придавала ей уверенности.

Зверь продолжал приближаться, из его груди вырвалось глухое рычание. Шерсть на загривке поднялась дыбом. Пёс оскалился, обнажив ряд острых зубов, от одного вида которых у Джеки задрожали колени. Во рту пересохло, когда она попыталась сглотнуть, в горле запершило так, словно по нему провели наждачной бумагой.

Собака была уже ярдах в трех от них, рычание сделалась громче и напоминало звук работающего двигателя. Несмотря на слабость в коленях, Джеки сделала шаг навстречу чудовищу, сжимая в руках цепь. Цепь была железной, не слишком эффективное оружие против волшебных существ, привыкших к городской жизни и выработавших иммунитет к холодному железу, но довольно действенное против деревенских обитателей. Джеки надеялась, что собака относится к последним.

Она видела, как пёс напрягся, готовясь к прыжку. Джеки посмотрела в глаза зверю и только тут вспомнила, что как раз этого-то делать нельзя. Ей вовсе не хотелось злить этого монстра ещё больше, но она уже не могла отвести взгляд.

– Садись на велосипед, Кейт, – сказала она через плечо.

– Джеки, что ты…

– Кейт, просто сядь на велосипед! Я постараюсь её отогнать.

– Ни за что. Я не собираюсь…

Собака прыгнула.

Джеки вскрикнула и метнула в неё цепь, в последнюю долю секунды сообразив, что нельзя выпускать из рук один конец. Но не успела цепь ударить пса, а пёс вцепиться Джеки в горло, как от стены, тянувшейся вдоль Веллингтон-стрит, отделилась высокая фигура. Джеки успела заметить бледное лицо, наполовину скрытое капюшоном, прежде чем незнакомец повернулся к собаке. Схватив пса за загривок, он хотел оттянуть его, но при соприкосновении с рукой зверь просто исчез.

Человек в капюшоне сделал шаг назад, явно удивившись. Джеки стояла с открытым ртом, все ещё сжимая в руке цепь, на тот случай, если собака появится вновь.

– Во имя Луны, что это за существо? – спросил незнакомец.

У него был низкий, глубокий голос. Он повернулся к двум женщинам и откинул капюшон коричневого плаща.

– Только что я держал это огромное чудовище, а в следующую секунду оно словно растворилось в воздухе, – сказал он.

– Я… мы точно не знаем, – сказала Джеки. Она с облегчением обнаружила, что её голос почти не дрожит.

Лицо человека, когда он полностью вышел из тени, показалось Джеки мужественным и довольно красивым. Гладкий лоб, широко расставленные глаза, высокие скулы, волевой подбородок.

– Спасибо, – сказала Джеки, ограничившись этим.

Даже спасителю она не хотела пока называть их имена. Финн научил её этой предосторожности давным-давно.

Человек кивнул.

– Меня зовут Кьюмин, – сказал он. – Из Лохбью. Это существо… – Он нахмурился. – Вы раньше слышали о чем-нибудь подобном?

– Оно убило Пэка прошлой ночью, – сказала Джеки.

– Трагедия могла повториться.

Кейт встала рядом с Джеки. Её ноздри задрожали, уловив в воздухе запах волшебства.

– Вы гругаш? – спросила она незнакомца.

– Гругаш из Лохбью к вашим услугам, – ответил он.

– Здорово, – с облегчением сказала Джеки. – А не можем ли мы воспользоваться услугами гругаша прямо сейчас?

Кьюмин удивлённо поднял брови:

– Но ведь в Кинроуване есть свой гругаш. Это мой старый друг, с которым мы не виделись много лет. Вруик Дирг. Вы знакомы с ним?

Джеки кивнула:

– Но его здесь больше нет. Теперь мы живём в его Башне. Я Джек Кинроувана, – добавила она, решив, что другу Вруика можно доверять. – А это моя подруга, Кейт.

– Очень рад нашему знакомству. Но неужели Вруик покинул Кинроуван?

– Может быть, заглянете к нам в гости? – предложила Джеки. – Это длинная история. Вам есть где остановиться?

– Я собирался остановиться у Вруика.

– Поживите у нас, мы рады возможности хоть как-то отблагодарить вас за спасение. Правда, Кейт?

– Конечно, – ответила Кейт, кивнув.

Но её тревожил витавший в воздухе запах. Джеки стала закручивать цепь вокруг седла, без умолку болтая с Кьюмином. Кейт взглянула на место, где гругаш вышел из тени. Как они могли его не заметить? И почему исчезла собака, когда он её коснулся? Она убила Пэка…

– Идёшь, Кейт?

Она виновато посмотрела на них и поспешила к своему велосипеду.

– Конечно, – снова сказала она и побрела вслед за ними.

Ей очень хотелось вскочить в седло и уехать подальше от этого гругаша. И хотя не было серьёзных причин для опасений, они могли вылиться в неспокойную ночь. Во всем виновата её подозрительность.

Кейт прислушалась к словам Джеки, рассказывавшей о Пэке, о том, как не хотелось бы ей сейчас оказаться на месте Хэя Килди, который понёс тело в Паксилл, и о том, что стыдно…

«О, не говори ему слишком многого», – мысленно попросила подругу Кейт.

Она прибавила шагу, чтобы поравняться с ними.

– Так где же находится Лохбью? – спросила Кейт, дождавшись паузы в разговоре.

Глаза Кьюмина сузились, но в следующую секунду он уже улыбался, и Кейт не знала, то ли его лицо и вправду на мгновение сделалось злым, то ли ей просто показалось.

– Далеко на востоке, – сказал он. – Хотя и не так далеко, как море. Конечная цель моего путешествия – Гормейлан, знаете…

Оставшуюся часть пути до дома гругаш рассказывал о себе. Джеки не перебивала, но потому ли, что она угадала мысли подруги, или же потому, что просто была увлечена рассказом, Кейт не знала.

Глава 7

Оставив инструменты внутри холма, Джонни и Джеми вернулись на берег. Туман сгустился. Ночь стала ещё тише. Галька шуршала под ногами, и это был единственный звук, нарушавший тишину. Но когда они остановились у кромки воды, звук не стих. Джонни не обратил на это внимания, а Джеми быстро повернула голову, чтобы посмотреть, кто идёт за ними.

– Хобы, – пробормотала она.

Джонни тоже обернулся и увидел трех маленьких пони, тихо ступавших вдоль каменистого берега. Двое с седоками, а к седлу третьего был привязан длинный свёрток. Пальцы Джеми крепко сжали руку Джонни.

В полудюжине ярдов от них пони остановились, и наездники спешились. Первый был толстый гном с рыжими волосами и бородой. Второй был повыше ростом и безбородый. Гном откашлялся.

– Вы друзья Пэка из Паксилла? – спросил он.

– Да, – раздался голос за их спинами, прежде чем Джеми успела ответить.

Навстречу гному выступила обнажённая темнокожая женщина. Капли воды блестели на её теле. «Должно быть, это и есть Лоириг», – подумал Джонни. Прежде чем она успела сказать ещё что-нибудь, Джеми, слегка оттолкнув её, вышла вперёд.

– Я сестра Дженны, – объявила она.

×