Но прежде чем келпи успела нанести удар, раздался чей-то голос.

Келпи колебалась, передние ноги били по воздуху так близко от лица Хенка, что он чувствовал колебания воздуха. Но тут она сделала шаг назад, опустилась на все четыре ноги и, повернувшись к говорившему, снова приняла человеческий облик.

Хенк молча уставился на человечка на лохматом пони.

«Надо убираться отсюда», – подумал он, но все ещё был не в силах двинуться с места.

– Почему ты не позволяешь мне забрать его жизнь? – спросила келпи у спасителя Хенка.

Дохини Тур вздохнул:

– Ты не имеешь права её забирать, Лоириг. Он невиновен.

– Он человек, – ответила Лоириг. – Одно это даёт мне право. К тому же он виновен. Он звал Пэк и этого её прихвостня.

– Ты удержала Пэк от войны с Кинроуваном. Убив этого человека, ты поступила бы столь же несправедливо, как и она по отношению к двору.

Лоириг состроила гримасу.

– Я должна что-то сделать, – сказала она наконец. – Дженна мертва, Тур, я не могу так просто это оставить.

– Теперь ты понимаешь чувства Джеми. Но они не дают права творить несправедливость.

– Человек на моем берегу, – ответила Лоириг. – Он бродит у моего дома. У меня есть право забрать его жизнь, если я пожелаю.

– Но ведь твой гнев не против него?

– Не надо, Тур. Не пытайся меня разжалобить.

Хенк все ещё стоял неподвижно, слушая и наблюдая. Женщина на некоторое время замолчала, а человечек на пони направился к нему.

– Это опасное место для таких, как ты, особенно в эту ночь, да и в последующие тоже. Предупреждаю тебя. А теперь уходи.

Слова хоба словно вернули Хенку способность двигаться. Он вскочил на ноги и тут увидел, что среди деревьев блеснул металл. Это был велосипед Джонни. При мысли о друге Хенк весь похолодел.

– Джонни, – произнёс он. – Верните моего друга-«Не могу поверить, – мелькнуло у него в голове. – Я разговариваю с волшебными существами в парке Винсент Масси. Ради всего святого, я становлюсь таким же сумасшедшим, как Джонни».

– У нас его нет, – сказал ему хоб.

– Он нам не нужен, – добавила Лоириг.

– Уходи! – прикрикнул на него Тур. – Ночью этот берег принадлежит нам.

Хенк пересилил побуждение продолжить спор. Обогнув то место, где они стояли, он подошёл к дереву, к которому был привязан велосипед Джонни. Неслушающимися пальцами он открыл замок, сунул цепь в багажник за сиденье. Два существа наблюдали за ним немигающими глазами, застыв словно статуи.

Весь дрожа, Хенк взял велосипед. Мурашки поползли у него по спине, когда он повернулся к ним спиной. Он вывел велосипед на дорожку, ведущую к Биллингз-Бридж. Когда он нашёл в себе смелость оглянуться, каменистый пляж был пуст.

Хенк изо всех сил крутил педали, пока не добрался до кафе около моста. Задыхаясь от быстрой езды, он въехал на освещённую парковку. Хенка пошатывало, когда он пристегнул велосипед к фонарному столбу. Наконец, сунув все ещё дрожавшие руки в карманы, он зашёл в бистро, работавшее 24 часа.

Он заказал кофе и даже умудрился донести стакан до столика у окна, не расплескав, и уставился в окно на почти пустую парковку.

Среда, вечер. Нормальные люди сидят дома, смотрят телевизор, читают книги, занимаются делами, а не шляются по парку, в поисках друзей, похищенных гоблинами.

Волшебная страна.

«У нас его нет», – сказал человечек.

Тогда у кого же он?

«Он нам не нужен», – добавила эта жуткая женщина.

«А вот мне он нужен, – подумал Хенк. – Только я не знаю, где его искать».

Келпи назвала Джонни прихвостнем Пэк, что это могло значить? Хенк хотел что-нибудь предпринять, только не знал что. Поэтому он так и остался сидеть на месте, убеждая себя, что ничего такого быть не могло, зная одновременно, что все именно так и было.

Через некоторое время он заказал вторую чашку кофе, потом третью. Но когда Хенк допил её, закусив пончиками, он был не ближе к ответу, чем в начале. Наконец он сел на велосипед и покатил к дому Джонни.

Глава 12

Его настоящее имя было Колорк Ангадал, и хотя ему случалось бывать в Лохбью, он не мог назвать это место домом.

Он не мог бы так назвать ни одно место. У друиханов не бывает дома. Они крадут жизненную силу у Луны и вынуждены спасаться от её гнева. Поэтому друиханы хватают свою добычу то тут, то там и убираются подальше, пока волшебные существа, обитающие в тех местах, не поняли, что им угрожает, и не ополчились на врага, или Луна не нашла какой-нибудь иной способ покарать их.

Обычно Луна призывала героев. Иногда каких-нибудь Искусных музыкантов или Пэков. Иногда тех и других, да ещё Джеков, которых Колорк ненавидел особенно сильно. Они были слишком умны и храбры. Сама Луна охраняла их и щедро вознаграждала удачей.

Когда Джек Кинроувана ускользнула через окно из своей Башни, Колорк разразился страшным криком, вложив в него всю свою ненависть. Когда друихан вновь обрёл над собой контроль, он спустился вниз и послал за ней в погоню Воинство, собравшееся под его знамёна. Неблагословенные твари всегда были рады подкормиться удачей, которую он давал им, и поквитаться со своими врагами. Джека преследовали боганы и слоа, маленькие, тощие, словно прутья, галливуды, зубастые хаги, тролли и прочие представители Неблагословенного двора. А также собственная тень Колорка, которая могла принимать обличье келпи и ворона, но чаще всего она являлась в образе чёрной собаки.

Они найдут её и приведут обратно, и если не они, то его тень, потому что она знает её запах.

Он проводил их взглядом и вернулся в комнату на третьем этаже, которая смердела волшебством Вруика Дирга. Гругаш Кинроувана оставил сильное заклинание, чтобы защитить свою Башню и в особенности её сердце, эту комнату. Вне всякого сомнения, Вруик связал своё заклинание с намерениями входящего, а у Колорка не было возможности скрыть свою истинную цель.

Нахмурившись, он ходил по комнате взад и вперёд. Он остановился там, где Джек взял книгу с письменного стола, но ничего не смог почувствовать. Посмотрел в окно, но увидел только улицу. Он не знал, как ей удалось сбежать.

– Слишком умна, – пробормотал он.

Они оба были умны, но Джеки перехитрила его, обвела вокруг пальца.

Он слышал о Кинроуване и его бедах, и о том, как Джек положил им конец. Ей во всем сопутствовала удача. Но тут до него дошли слухи, что Вруик ушёл, оставив вместо себя этого нового Джека, счастливого, но неопытного.

Колорк ненавидел Вруика. Он познакомился с гругашем ещё до того, как стал друиханом. В те далёкие годы Вруик не раз становился у него на пути. Это он убедил Яарна не брать его в ученики. Это он выступил против него в Совином совете.

«У него нет сострадания, – так гругаш объяснил свою позицию. – У него нет сердца».

Нет сердца? Что ж, пусть так оно и будет. И он обратился к запретной мудрости друиханов. Он обходил Кинроуван далеко стороной. Но все это время следил за тем, что происходило в королевстве. И когда он узнал об уходе Вруика, то решил, что настал подходящий момент сделать обитателей Кинроувана своей следующей жертвой.

Риск казался минимальным. Двор был мал. Неблагословенные соседи только что потерпели поражение и нуждались в новом предводителе. Фиана сидх были малочисленны. Идеальный момент.

И вначале он таким и был.

Колорк начал с того же, с чего и всегда, – украл удачу сидх. Феи-одиночки собирались вместе только в кавалькаду, поэтому вероятность, что они объединятся против него, была чрезвычайно мала. Все шло хорошо, пока Дженна не собралась отправиться за помощью. Этого он допустить не мог. И решил задержать её как можно дольше – её удача, даже не столь неизменная, как прежде, из-за отсутствия кавалькад, была такой сладкой, – но он боялся возвращения Бакки в Кинроуван. Бакка был ещё хуже Джека. Столь же опасен, как и гругаш.

После смерти Пэк, он собирался продолжить захват Кинроувана. И тут случай – но, как оказалось, не такой уж счастливый – привёл Джека и всех её друзей прямо в его сети. Это получилось столь же просто, как все гениальное: он напугал их собственной тенью, а потом «спас». К тому же наивная Джеки сама пригласила его в свою Башню.

×