– Данробин Малл к вашим услугам, мистрис Джек, – представился хоб.

Он нервно мял в руках красный колпак, и подруги сразу же поняли, что пришёл он с плохими вестями.

– Нам лучше войти в дом, – сказала Джеки.

Глава 4

Танцы закончились в одиннадцать, согласно городскому закону о порядке. Джонни влез на подмостки, чтобы помочь друзьям демонтировать оборудование и погрузить все в фургон. В четверть двенадцатого они с Джеми попрощались с остальными и направились по Чесли к Бэнк-стрит.

– У меня все ещё кружится голова, – сказала Джеми.

Джонни кивнул. Он тоже знал это чувство: когда концерт был удачным, все шло кругом от избытка эмоций.

– Что будем делать? – спросил он.

– Давай немного пройдёмся, а там видно будет, ладно?

– Отлично.

Джеми накинула поверх платья куртку с серебряными пуговицами, в руке у неё был футляр с саксофоном. Она отказалась от предложения Джонни помочь нести его. Глядя на неё, Джонни только покачал головой. Она знала, как привлечь внимание. Весь её прикид, розовые волосы и одежда, вызывал улыбку, однако вовсе не пренебрежительную. Джонни нравился её облик, нравилась и она сама. Ему ещё не доводилось встречать никого, похожего на Джеми.

– Ты проголодался? – спросила она, когда они дошли до угла Бэнк-стрит.

– Немного.

Она показала на китайский ресторанчик слева.

– Как насчёт пары яичных рулетов?

– Отлично.

Через пятнадцать минут они уже сидели в «Саус-Гарден», уплетая яичные рулеты, и пили зелёный чай. Джеми ела очень аппетитно, перед тем как откусить, она обмакивала рулетик по очереди в соевый и сливовый соусы. Джонни последовал её примеру. Наконец, когда она расправилась с шестым рулетом, он решился спросить:

– Как тебе удаётся оставаться такой стройной…

– Если я при этом столько ем? – закончила она за него и погрозила пальцем. – Это не очень-то вежливо, Джонни Фо.

– Ты права, – ответил он с улыбкой. Она тоже улыбнулась:

– У меня ускоренный обмен веществ, все эти калории сгорят, не успев осесть.

Ресторан был в их полном распоряжении. Из колонок, развешанных по углам, тихо лился высокий женский голос, распевавший китайские популярные песни.

– Так с чего мы начнём? – спросила Джеми, доев седьмой и последний рулетик.

Она снова наполнила им чашки из стоявшего в центре стола чайника.

Радость в глазах Джонни померкла, когда он вспомнил, зачем искал этой встречи. Он славно провёл время, слушая её группу, а она просто светилась весельем и энергией, так что он как-то обо всем позабыл.

– Может, ты просто расскажешь мне, что произошло вчера вечером? – тихо попросила Джеми, заметив его растерянность.

Она поставила чайник на место и погладила его по руке, прежде чем взять свою чашку и сделать глоток.

Джонни вновь принялся описывать события вчерашнего вечера. Джеми оказалась отличным слушателем и ни разу не перебила его. Когда он закончил, она задала ему несколько вопросов.

– Это была Дженна, – сказала она, когда Джонни описал незнакомку.

– Так что все это значит? – спросил Джонни.

– Я знала Тома, он часто приносил мне конфеты, но это было очень давно. – Её взгляд устремился куда-то вдаль. – Я всегда любила сладкое.

– Но тогда… – начал Джонни и умолк, решив испробовать другую тактику. – Вы с Дженной близнецы?

– О нет. Она гораздо старше меня.

– Сколько тебе лет?

– А на сколько я выгляжу?

– На двадцать, двадцать один.

– Примерно столько и есть. Джонни вздохнул:

– Слушай, но ведь она же сказала, что знала Тома ещё до того, как он встретил мою бабушку. А это было давно. У меня создаётся впечатление, что и ты знаешь его с тех самых пор. Но ведь это невозможно. Тогда тебе должно быть не меньше сорока. Я не собираюсь ничего у тебя выпытывать, – продолжал Джонни, – просто хочу знать, что происходит. Почему Том просил меня сыграть этот мотив в парке Винсента Масси? Зачем приходила твоя сестра? – Он достал из кармана костяную скрипочку и положил её на стол возле чайника. – Что это означает? Что она имела в виду, когда назвала себя феей?

– У тебя столько вопросов, – сказала Джеми. – Было бы несправедливо оставить их без ответа. – Джеми покачала головой.

– Пойдём, – сказала она и встала.

– Зачем? Куда мы пойдём?

– В Паксилл.

Джонни продолжал сидеть.

– Я не собираюсь никуда идти. Не знаю, какую игру затеяли вы с сестрой, но мне это не нравится. Думаю, нам пора попрощаться.

– Я не затевала никаких игр, – сказала Джеми.

– Знаешь, я не верю в фей. И не говори мне, пожалуйста, что ты мне сейчас скажешь, что ты тоже из Волшебной страны.

Джеми рассмеялась:

– Конечно же нет!

– Ладно, куда ты собиралась меня вести? Где этот Паксилл? И что это такое?

– Это… место, которое называют парком Винсента Масси.

– И что мы там будем делать? Снова играть «Короля фей»?

Джеми помотала головой:

– Нет, просто поговорим с Дженной. А теперь идём.

Джонни посмотрел на неё долгим взглядом и, не отвечая, медленно поднялся на ноги.

– Ты не хочешь идти, нет настроения? Я права?

– Это была не особенно весёлая неделя.

Джеми провела по его щеке тыльной стороной руки. Этот жест напомнил Джонни её сестру.

– Я знаю, – сказала она. – Мне очень жаль твоего дедушку. Все его любили.

– Почему же я никогда раньше не слышал об этих «всех»?

– Может, твой дед просто любил секреты.

– В этом он не одинок, – сказал Джонни.

– Это правда. Бедный Джонни Фо. А у тебя никогда не было секретов?

– Это не то. Просто…

Он покачал головой. Ему никак не удавалось сформулировать мысль.

– Просто все случилось в неподходящее время, ведь так? – сказала Джеми.

Джонни кивнул:

– И я даже толком не знаю, что все это значит.

– Давай посмотрим, что скажет Дженна.

Они заплатили и вышли из ресторана. На Бэнк-стрит почти не было машин, и они направились по улице к Биллингз-Бридж, перешли через реку, свернули направо и зашагали по набережной на восток. Здесь на Риверсайд-драйв было ещё тише, только изредка проезжала случайная машина. Они шли по велосипедной дорожке, между неспешной рекой и аккуратно подстриженным газоном. Небо наверху было усыпано звёздами.

– Часто она проделывает такие вещи? – спросил Джонни.

– Она любит розыгрыши. Но уверена, она не хотела тебя обидеть. Просто иногда сложно все предугадать. Никогда нельзя сказать с уверенностью, как все обернётся. Ты думаешь об одном, а кто-то воспринимает это совершенно по-другому. Вероятно, она хотела просто повидаться с тобой в память о прошлых временах, и все. А вместо этого оставила тебя в полной растерянности с множеством вопросов. Наверное, она надеялась, что ты вскоре обо всем забудешь.

– Не просто забыть того, кто приходит на зов музыки, а потом растворяется в воздухе.

– Это зависит от того, какой ты человек. – Джеми посмотрела на него, и улыбка тронула её губы. – И насколько ты привык к подобным вещам.

Джонни вздохнул, но не стал спорить. Он устал от вопросов и загадок, устал от неведения.

– Не хмурься, – сказала Джеми и взяла его за свободную руку. – Просто наслаждайся прекрасной ночью.

Джонни ощутил тепло её маленькой руки и ничего не ответил. Он держал её крепко, словно боясь, что, если он отпустит её руку, она внезапно исчезнет, как сестра. Джонни тянуло к ней, и ему казалось, что он тоже нравится Джеми. Между ними внезапно возникла близость, но он по-прежнему не знал, во что его втянули.

Он ощущал некое подводное течение, и при мысли об этом его руки покрывались гусиной кожей. Он старался следовать совету Джеми и не ломать голову. Просто наслаждаться ночью и обществом милой девушки.

Только ему удалось отвлечься от своих подозрений, как Джеми начала насвистывать мотив. «По крайней мере, это не „Король фей"», – подумал Джонни. И тут он узнал мелодию. Это был «Волшебный рог». Джонни метнул на неё быстрый взгляд, она открыто посмотрела на него в неверном свете сумерек. В её глазах не было лукавства.

×