– Что бы ты ни думал, Джонни Фо, помни об одном: я не желаю тебе зла, – сказала она, перестав напевать.

Пока она говорила, Джонни вдруг показалось, что он идёт по Волшебной стране с маленькой принцессой. Он моргнул, и ощущение исчезло. Они вновь шли по велосипедной дорожке. На город опустилась ночь. Джонни все ещё держал за руку Джеми Пэк, шагавшую рядом с ним в серо-розовом платье, куртке с серебряными пуговицами и торчащими во все стороны волосами.

Чувство щемящей тоски и пустоты, которое охватило Джонни после смерти Тома, стало понемногу отступать. Он уже был рад, что отправился прошлым вечером в парк играть на скрипке и встретил сестру девушки, которая шла теперь рядом с ним. Глядя на Джеми, он размышлял, есть ли такие существа, как панк-эльфы. Если бы он решил издать сборник городского фольклора, то обязательно оставил бы для них местечко.

Они выслушали историю хоба, сидя в кухне за чашкой травяного чая. Данробин Малл ёрзал на своём стуле, не решаясь откинуться на спинку. Джеки ссутулилась, Кейт оседлала стул задом наперёд.

– Хорошо, но почему ты пришёл сюда? – спросила Джеки, когда Малл закончил свою историю. – Тебе следовало бы отправиться ко двору лэрда.

– Я там был, – сказал Малл. – Но лэрда мне увидеть не удалось. Хэй Килди посоветовал мне пойти с этим делом к вам.

Теперь Джеки вспомнила. Лэрд со всем своим двором отправился в Бэллимореск на Праздник урожая. Хэй Килди Коричневый Человек, бывший сенешалем замка, присматривал за всем во время отсутствия лэрда.

– И все же это дело лесничих, ведь так? – спросила Джеки. – В чьём ведении тот район?

– Кстати, что это за место? – вмешалась Кейт. – Эйвон-Лирг?

Джеки кивнула. Так в Волшебной стране именовалась набережная Оттавы, тянувшаяся на запад от того места, где располагался двор Кинроувана, до Британия-Бич.

– Значит, это район Шона Бью, – сказала Кейт.

– Но он тоже уехал, – произнёс Малл. – Никого нет. Все было так спокойно, с тех пор как ты перебила всех великанов…

– Только двух, – поправила его Джеки, но все же не без некоторой гордости.

– За весь этот год не было никаких происшествий, – продолжил Малл. – Это первый раз за долгое время, когда двор смог отправиться на праздник, и они воспользовались шансом.

Праздник урожая был одним из двух главных праздников, во время которых подданные Благословенного двора собирались на ярмарку. Второй раз большая ярмарка устраивалась по случаю проводов зимы. Ближайшая к Кинроувану проходила в Торонто, который феи называли Бэллимореск, что означает «большой город у воды».

– Но как бы там ни было, лэрд все равно пришёл бы с этим делом к гругашу.

«Но я ведь не гругаш», – хотелось сказать Джеки.

И это была правда. В глубине души Джеки сознавала, что неплохо справлялась до сих пор со своими обязанностями только потому, что пока ещё не было серьёзных неприятностей.

Она встретилась взглядом с Кейт, но та только пожала плечами, словно говоря: вот оно, подружка.

– Убитая вроде не из благословенных фей? – спросила она.

Малл покачал головой:

– Она Пэк из Паксилла. Одна из фиана сидх. Её звали Дженна.

– Они воюют между собой?

Джеки знала о феях-одиночках только понаслышке. На самом деле она и о других-то вещах знала не так уж много. Ей предстояло ещё долго учиться.

– Они ссорятся иногда, так же как мы, – ответил Малл. – Но до смертоубийства, как правило, дело не доходит. Её же просто искромсали, мистрис Джек. Можно подумать, что это боганы или ещё какая-нибудь нечисть. Но кем бы ни были эти существа, они не оставили никаких следов.

– Но ведь ты видел отпечатки ног…

– Кто-то просто подошёл, нагнулся, чтобы посмотреть, и снова ушёл. Я не узнал следов, но в одном я уверен: тот, кто оставил их, не убивал Пэка.

– Это какая-то бессмыслица, – сказала Кейт. – Должны же быть следы.

– Я видел то, что видел, – произнёс Малл встревоженно.

– Мы тебе верим… ведь так, Кейт? – сказала Джеки. – Просто… все это очень странно.

Кейт кивнула, и хоб успокоился.

– Поэтому-то Хэй Килди и отправил меня к вам, – сказал он.

Девушки озадаченно посмотрели на него.

– Неужто вы сами не видите, что её убило волшебство. Так что это забота не лесничих, а гругашей и волшебников.

– Но… – Джеки тряхнула головой, и хоб поднял на неё глаза. – Так, ничего, – сказала она.

Ей не хотелось говорить ему, что она ничем не может помочь. Ведь она никакой ни гругаш, а всего лишь Джек Кинроувана, в своё время бросивший вызов Неблагословенному двору и непонятно как победивший.

– Может, вы хотите осмотреть тело? – спросил Малл.

– О нет. В этом нет необходимости.

У Джеки свело живот при одной мысли об этом. Взглянув на перекошенное лицо Кейт, она поняла, что не у неё одной.

– Ты описал все достаточно подробно, – добавила она.

– Если все же захотите, оно будет у Хэя Килди, пока мы не разыщем кого-нибудь из фиана. – Взгляд хоба внезапно сделался очень печальным, Джеки и Кейт поняли, что страшная картина вновь возникла у него перед глазами. – Надо насыпать над останками курган, и лучше, чтобы это сделал её народ…

Некоторое время все молчали. Течение жизни фей не такое, как у смертных. Феи стареют не так быстро, но и дети рождаются у них гораздо реже, чем у людей. Поэтому каждая смерть – невосполнимая утрата.

– Я бы хотела взглянуть на место, где ты её нашёл, – наконец сказала Джеки. – Чтобы проверить, ну нет ли там…

Джеки растерянно посмотрела на Кейт.

– Каких-нибудь остаточных эманации магической природы, – подхватила она.

Джеки бросила на Кейт благодарный взгляд.

– Можешь отвести нас туда? – спросила она у Малла.

Хоб кивнул, и девушки поднялись наверх, чтобы переодеться и прихватить куртки.

– По-моему, мы снова впутываемся в историю, – со вздохом произнесла Джеки.

Она стояла в дверях спальни Кейт, натягивая куртку, пока та переодевалась в джинсы.

– В прошлый раз мы выпутались благополучно, – сказала Кейт, натянув одну штанину. – Мы взяли на себя ответственность и не можем ретироваться, как только что-то пошло не так.

– Знаю. Об этом я и не говорю. Но боюсь, вместо того чтобы разобраться, я все ещё только больше запутаю.

Кейт наконец надела джинсы и застегнула молнию.

– Небось не запутаешь.

– Твоё легкомыслие меня поражает. Но…

Кейт подошла и прижала указательный палец к губам подруги.

– Послушай, дорогуша, – сказала она, – если бы не ты, в Кинроуване уже не было бы Благословенного двора. Помни об этом. И потом, ты прекрасно справлялась со своими обязанностями, и никто не чувствовал недостатка удачи.

– Хорошо. А теперь мы должны изобразить детективов и провести расследование? А что мы будем делать, когда выясним, кто убийца, если, конечно, нам это удастся? Как мы справимся с существом, которое могло сотворить такое, не оставив при этом никаких следов?

– Не могло же оно провалиться сквозь землю. – Кейт хлопнула Джеки по плечу. – Эта тварь просто дурачит нас. Не переживай, Джеки. Все образуется.

– Хорошо тебе говорить. По-моему, у тебя комплекс храброго портняжки.

– Но зато ты победительница великанов, или забыла? Пойдём, хоб нас уже заждался.

И они стали спускаться.

– Я привёл только одного пони, – сказал Малл, когда они присоединились к нему. – Я не думал…

– Ничего страшного, – сказала Кейт. – Мы поедем на велосипедах.

Глава 5

Ночь в Паксилле была тихой.

Раздавался только плеск волн Риде о плоские камни, на которых сидели Джонни и Джеми Пэк. Над водой поднимался туман, размывая свет фонарей университета на противоположном берегу и приглушая и без того еле слышный шум машин. Джонни казалось, что он и его спутница – единственные живые существа здесь в этот час.

Вначале они проводили время очень приятно, хотя почти не разговаривали. Джонни решил подождать с вопросами, пока не появится сестра Джеми. Но постепенно ощущение близости и теплоты начало проходить, и Джонни вновь охватило нетерпение.

×