ГЛАВА 18

ГОРРУК

— Они заслужили смерть! — гремел Горрук, его громадное тело содрогалось, кустистые брови взъерошены.

— Зачем же поступаешь так? — кипятился Джук. — Ведь ты представляешь мой режим:казнить все региональное правительство — глупость! — они расположились в личном кабинете Джука, потягивая вино из котты и покуривая сигары-вахокка. Обходились без прислуги.

— Региональные бюрократы! — зло продолжил Горрук, удивленный упреками: он-то ожидал благодарности за проявленную решительность. — Не исполнять приказов по снабжению войск, когда мои армии нуждаются в пище.

— Да, да, это крайне важно, чтобы войска ни в чем не испытывали нужды… Их время скоро придет, но даже у никчемных бюрократов есть своя цель, — ответил Джук. — А теперь их нужно кем-то заменить. Полный хаос, никаких налоговых поступлений.

Горрук мрачно взглянул на Верховного Лидера — политика и управление явно не по нем: его менталитет признавал только прямые и понятные действия. Горрук с трудом сдерживался, чтобы не напомнить собеседнику о его прошлом, ибо вся история генерала Джука — а отличился он именно в ходе объединительных войн — была отмечена казнями и террором.

— Нельзя угрожать смертью каждый раз, когда с тобой кто-то не соглашается, — продолжал свои наставления правитель. — Мне тяжело далась эта наука. Излишний страх дает обратный эффект — так плодятся только мученики.

— Да, Джук, — ответил Горрук. — Но…

— Ты забыл, как следует обращаться со мной! — взревел Джук. Оба великана, пошатываясь от выпитого, поднялись на задние лапы — в воздухе повисло желтое облачко обоюдного гнева. Распахнулись скрытые двери, и в кабинет ворвались вооруженные охранники дворца. Мощные тупорылые бластеры взяли на прицел Горрука. Включились вентиляторы.

Генерал отличался не только умом, но и отвагой: возвышаясь над всеми, он посчитал ниже своего достоинства взглянуть на солдат.

— Ты научишься обращаться ко мне как положено, — ровным тоном изрек Джук, и по его шероховатому лицу расплылась высокомерная улыбка.

— Да, Высочайший, — не сразу ответил Горрук, изобразив улыбку лишь уголками рта.

Джук раскатисто рассмеялся — неторопливым жестом руки, держащей чашу с вином, отпустил стражу.

— Я слишком хорошо тебя понимаю, — усмехнулся правитель, кивая чудовищной головой. — Да, трудна служба генерала, но вот что тебе скажу — быть Императором еще труднее.

— Вынужден уступить, — угрюмо огрызнулся генерал.

Джук разлил еще вина.

— Скажи мне, генерал Горрук, что ты думаешь об этих пришельцах?

Горрук изо всех сил пытался подавить ярость. С трудом скрывая раздражение, он попытался сконцентрировать внимание на предмете разговора.

— Пришельцы… — генерал фыркнул. — Мы их загнали туда, откуда они явились. Еще на четыреста лет, а возможно, и навсегда. История преподала нам хороший урок.

— Хм, интересно, — ответил Джук. — И чему мы научились?

— Не понимаю, Высочайший.

— Кто знает, что действительно произошло четыреста лет назад? — спросил Джук.

— Нас атаковали из космоса, — сказал Горрук, — и правительство знати пало, не сумев организовать отпор, — планету спасли генералы.

— И с тех пор правили мудро и справедливо. Ты слишком много читал официальной исторической хроники, — сказал Джук, принимая серьезный вид. — Да, нашу планету атаковали, но кто? Не генералы защитили ее — нападавшие исчезли сами по себе. Ушли.

— Но, однако же, установилось Правление Генералов, — возразил Горрук. — Дома знати утратили власть и…

— Наша планета после этого никогда уже но могла стать прежней, — прервал его Джук. — Глобальные торговые сети и соглашения по экономическому обмену, то есть то, что естественным образом связывало разные дома знати, уже никогда не вернулись к прежнему уровню или же вообще не возродились. Полушария оказались разделенными, и не только экваториальными пустынями.

— Но мы же решили свои проблемы, — изумленный подобной точкой зрения, возразил Горрук. — Рост населения сбалансирован с ресурсной базой: почти двести лет мы не испытывали голода, а преступность почти уничтожена.

— Это верно, — согласился Джук. — Голод исчез из нашей жизни. Несчастно то правительство, которое позволяет своим солдатам умирать от истощения.

— Наши армии объединили все северное полушарие, — продолжал Горрук. — При благоприятных условиях могли бы объединить всю планету, обеспечить глобальное процветание и безопасность, которых никогда не добились бы правительства знати.

— Так гласит история, написанная нашими воинствующими предками. Но, как я слышал, есть и другие источники.

— Имеешь в виду знать? Все их версии беспочвенны.

— И тем не менее, не столь уж они беспомощны: сумели занять влиятельные позиции в производстве, науке и даже армии, восстановили власть в пяти странах южного полушария. Не хотят ли они переписать историю, а, генерал?

— Возможно. Но только после того, как мы завоюем эти страны, то есть очистим дома знати от вони.

— Хм, этот вопрос обсуждался, — задумчиво произнес Джук. — Никто еще не смог убедительно доказать, как обеспечить экономический рост без их помощи. После начала эры Правления Генералов экономика так и не достигла прежнего уровня. Они лишились королевств, но сохранили тугие кошельки.

— Мир изменился, — ответил Горрук. — Не забывайте, что в правление Олланта знать контролировала оба полушария — значительное преимущество.

— Верно. Южные племена — злобны и непослушны. Пустыни слишком долго давали им ложную уверенность в своей безопасности.

— Это мы поправим! — воскликнул Горрук. — Мои армии будут готовы.

— Да, — согласился Джук. — Но нельзя терять из вида и другие возможности. Наше Министерство внутренних дел полагает, что второе вторжение отличалось от первого.

— Да, мы оказались готовы, — не дал ему закончить Горрук. — Перехватили и уничтожили прежде, чем они смогли атаковать планету.

— Но кто они такие, генерал? Как удается им путешествовать между звездами? Та ли это раса, что напала на нас четыреста лет назад? Кто это знает? Но нам следует обратить внимание на нашего друга Эт Каласса. Он пошел даже на то, чтобы финансировать экспедицию на Генеллан.

— Я слышал об этом загадочном корабле пришельцев! — воскликнул Горрук. — Пустая трата денег и времени. Даже если это так — а я сомневаюсь, — любой корабль, потерпевший там крушение, обречен на смерть в этом мире льда. Вряд ли так уж необходимо расходовать ресурсы ради того, чтобы обнюхать кости пришельцев. У нас есть более важные дела — впереди война.

— Где твое любопытство, генерал?

— Я солдат, а не… ученый.

— Тем не менее, — подвел итог Джук. — Каласс что-то замышляет. Я желаю, чтобы ты не выпускал его из виду. Не будем слишком быстро сбрасывать Генеллан со счета. Возможно — всего лишь, — там что-то есть. Будет мудро, если там окажется и наш агент. Ты же можешь что-то сделать в этом отношении, так ведь?

— Я всегда посылаю лучших, — зарычал Горрук.

ГЛАВА 19

РАЗВЕДКА

— Все только и говорят о вашей стычке, Шал, — начал Хадсон, спускаясь вместе с ной по берегу озера. — Ты перегрелась.

— Чертовски трудно обсудить что-то конфиденциально, — парировала она.

— Извини, что влез не в свое дело, но ми услышали, как ты кричишь, и решили, что с тобой что-то случилось. Какая уж там конфиденциальность, если ты перекричала бы и сирену.

— В скалах звук разносится далеко, — ответила Буккари.

— Особенно ругань, — добавил Хадсон.

— Неплохо я завелась, а? — она рассмеялась. — Что ж, нисколько не жалею.

— Командор, похоже, рассердился. Очень.

— Ничего, переживет, — уже серьезно ответила Буккари. — Надо как-то заставить его прийти в себя и прекратить нытье. Мы-то не виноваты в том, что его жена погибла. Ему принимать решения, и если он не собирается начинать поиски нового места для лагеря, то, черт возьми, я намерена это сделать: Макартур утверждает, что ниже по течению реки есть долина, а там — все необходимое, и капрал знает, о чем говорит. Не пройдет и трех месяцев, как плато замерзнет. Что тогда будем делать?

×