— А что они делают сейчас? — спросил Алекс.

— Едят. В обычной игре у них сейчас был бы рекреационный час, то есть время отдыха или еды, по выбору. В «Ядерной зиме» личное время игроков вставлено в программу, и игра продолжается даже во время ужина.

— Покажите, — попросил Алекс. Игроки сидели в тесном кругу. Некоторые с аппетитом ели, другие, самые проворные, уже отложили свои тарелки в сторону.

Компьютер узнал всех игроков, и над изображением каждого на экране появилось его имя и идентификационный номер.

Йорнелл был тих и скучен. Казалось, что им овладели тоска и уныние. Гриффин знал, почему: гвардеец должен был остаться дома, а не мерзнуть в тундре с богатенькими искателями приключений.

Марти-Пегас и Шарлей Дьюла поделили между собой большой валун, использовав его в качестве стола. Было видно, что они уже привыкли друг к другу, но еще не до такой степени, чтобы болтать о пустяках.

Весьма неуютно чувствовал себя плотный мужчина с именем Макс Сэндс. Он изредка бросал недовольные взгляды на Гвен Райдер Норлисс — актрису, взятую Парком Грез на роль эскимоски. Она сидела рядом с мистером Норлиссом, тоже актером.

Гриффин включил звуковое сопровождение, и послышался голос Орсона Сэндса.

— Дело в том, что многие предметы у них от «Павших ангелов». Кое-что в наших рюкзаках: лекарства, вот это, — Орсон поднял бухту тонкой веревки, — то, что несла Эвиана, — все это волшебное. Все это столько раз обернулось вокруг Земли, что каббалисты лопнули бы от зависти.

Орсону ответила Гвен Райдер:

— Это прекрасно, но не надо недооценивать каббалистов.

— Посмотрите, мое досье изменилось! — воскликнул Кевин Титус, нажимая кнопки дорожного компьютера. — В нем изменились все показания!

— Вы с ума сошли, — сказал кто-то. Однако, вчитавшись в распечатки файлов, игроки убедились, что информацию в памяти компьютера, действительно, самым загадочным образом подменили.

— Наверное, это после моих разговоров о певиту — священных эскимосских запретах, — предложил Кевин. — Значит… Значит, нельзя даже говорить о табу.

— Если мы будем соблюдать все запреты, нам не выжить, — заметила Трианна.

— Но разве Эвиана нарушила эти самые табу? — вступил в разговор Макс. — Почему это случилось именно с ней?

Потихоньку разговор вокруг костра стих.

— Все это интересно, — заметил Алекс, которого аромат кофе доктора стал раздражать. — Но я хочу знать больше.

Гриффин стиснул зубы и по специальному коду вызвал на связь Марти.

Пегас услышал легкое жужжание в ушах, совершенно неслышное для окружающих, выждал несколько секунд и покинул своих товарищей. Он быстро направился к густым зарослям низкорослого кустарника. В этом месте Пегас был невидим для игроков. Слабый лунный свет едва освещал небольшое переговорное устройство.

— Марти, что случилось с этой женщиной, Эвианой? — спросил Алекс.

— Ее растоптал монстр. А что здесь такого?

— Марти, вы просто не знаете всего. В этой игре никто из игроков не должен был быть убит.

— Что?! — изумленно выдохнул Пегас.

— Это не рядовая игра. Ее цель не похудение и не набранные очки. Главное — преподать людям урок. С какой стати женщина погибла? Она не делала ошибок, не совершала ничего предосудительного и вообще ничем не отличалась от вас.

— Но она погибла. Значит…

— Марти, похоже, у нас в Парке проблемы, однако я не хочу, чтобы об этом знали игроки. Как вы-то, Марти? Справитесь до конца?

— Я агент Службы Безопасности. Кроме того, думаю, что худшее позади. Алекс, вы наблюдали все это время за нами?

— Немного.

— Давайте о племяннице посла Арбенца. Насколько я вижу, никто даже пальцем не пытается ее тронуть… И все-таки почему не предупредили меня, что игроки не должны быть убиты ?

— Мне самому сообщили только сегодня утром. Но если бы я даже знал, то вряд ли вам сказал бы: вы могли слишком расслабиться.

— Но почему же погибла Эвиана? — поинтересовался Пегас.

— Я лишь знаю, что Эвиана — ее настоящее имя Мишель Старджен — уже была раньше в Парке Грез, и кое-кто опечатал ее личный файл.

— Кому это было надо?

— Хармони. Я собираюсь с ним встретиться и все выяснить.

— Может быть, именно Хармони и выкинул ее из игры?

— Выкинул? — Алекс покачал головой. — Какой ему интерес? Да и не поговорив со мной… Даже если это он, то все было сделано топорно, неуклюже. Зачем Хармони устраивать такой переполох?

Гриффин перевел взгляд на фотографию Мишель Старджен. Улыбающаяся и счастливая, она не шла ни в какое сравнение со злой ведьмой, прошипевшей: «Если только я не доберусь до вас первой».

— Я обязательно поговорю с Хармони, — окончательно решил Алекс. — И чем раньше, тем лучше.

ГЛАВА 11

БОЛЬШИЕ ФИНАНСЫ

Уже целых двадцать семь минут Хармони игнорировал позывные своего пейджера. Кэри Макгивон, выжидающе глядя на Алекса, упорно нажимала на красную кнопку вызова.

— Может, вызвать по тревоге? — наконец спросила она.

— Не надо. Даже Хармони имеет право на личную жизнь. Вот что я скажу… — Алекс встал из-за стола и, подойдя к Кэри, положил ей руку на плечо. — Дайте мне обзор перемещений сотрудников. Найдите, в каком проверочном пункте в последний раз зафиксировали кодовую карточку Хармони и когда это было. Давайте убедимся, что он вообще на территории Парка.

На экране появился план Парка Грез, грандиозного комплекса, раскинувшегося на площади в 1600 акров. План окрасился кодовыми цветами: красным, синим, зеленым и серебристым. Черным цветом были выделены три тысячи семьсот двенадцать проверочных терминалов, как персональных, так и общего пользования.

— Его пейджер все еще находится в его собственном офисе, — сообщила Кэри.

Алекс ожидал услышать что угодно, но только не это.

— Так почему же, черт возьми, он не отвечает? — неприятное подозрение появилось раньше, чем Алекс принял решение. — Дайте медицинский канал. Сделаем полный обзор.

Этому воспротивилась Миллисент:

— Но это вторжение в личную жизнь…

— У меня нет допуска на этот счет, — заявила Кэри.

Алекс достал из бумажника белую пластиковую карточку и протянул ее ассистентке.

— У меня есть разрешение.

Кэри вставила карточку в узкую щель на пульте, и вскоре на экране появились цифры — медико-биологическая информация о Хармони.

— Так. Начнем, — Кэри стала считывать информацию. — Пульс девяносто восемь… Очень высокий. Давление тоже выше нормы. Температура… температура, наоборот, очень низкая. Что-то с ним, шеф, не в порядке.

Алексу все было предельно понятно: Хармони был попросту пьян.

189

— Не надо никакого аварийного сигнала, — произнес он. — Я разберусь на месте.

— А я останусь здесь? — спросила Миллисент.

— Так будет лучше.

* * *

Офис Тадеуша Хармони находился в «Ночной Башне», самом высоком здании Парка. Тадеуш появился там восемь лет назад после непродолжительной работы в компании «Коулз Сиэтл» и долгой службы в какой-то военной лаборатории.

Учитывая всю важность и значительность должности Хармони, можно было ожидать, что дверь в его офис будет куда массивнее, а общий вестибюль куда просторнее. Но все оказалось намного скромнее, и Алекс с трудом нашел вход в секретарскую.

Кэри утверждала, что Хармони остался в офисе, но не в рабочем кабинете, а в персональных апартаментах, какие полагались для боссов его ранга. Алекс не сомневался, что помощник директора спрятался от всех сотрудников, но был уверен, что он, как шеф Службы Безопасности Парка, мог потревожить своего коллегу в любое время дня и ночи.

На обычный звонок в дверь Хармони не ответил. Оставалось воспользоваться карточкой аварийного доступа. Алекс провел ею по электронному сканеру, ответил на несколько вопросов компьютера и стал ждать. Через несколько секунд дверь открылась.

В апартаментах Хармони было невыносимо жарко. Главный камин работал, как доменная печь.

×