— Есть ли у кого-нибудь бинокль? — спросил Макс, всматриваясь в бледно-желтый солнечный диск, едва видимый сквозь густую дымку.

Здесь, в царстве Силумкадчлука, солнце казалось каким-то ирреальным.

На просьбу Макса откликнулся Кевин. Порывшись в рюкзаке, юноша извлек оттуда бинокль в кожаном футляре.

— Только, пожалуйста, будьте осторожны, — попросил он.

Макс навел бинокль на солнце и через несколько секунд воскликнул:

— Я так и знал!

— Что знал? — удивленно спросил Орсон и вырвал из рук брата бинокль.

Он долго смотрел на солнце, словно не веря своим глазам. Наконец, Макс не выдержал и потянул брата за рукав.

Орсон опустил бинокль и вздохнул.

— Ну что ж, теперь мы знаем, где каббалисты прячут Ворона.

На увеличенном во много раз солнечном диске был хорошо виден черный силуэт птицы.

— Это непостижимо, — покачала головой Снежная Лебедь. — Каким образом каббалисты ухитрились спрятать его на солнце?

Робин Боулз недоуменно пожал плечами.

— А что нам дает это открытие ?

— Но ведь именно Ворон сотворил весь мир! — воскликнула Снежная Лебедь. — Поэтому я не могу даже представить, как у каб-балистов нашлись такие силы и возможности… — девушка на мгновение задумалась, а затем убежденно добавила: — Видимо, они схватили Ворона, когда он был в человеческом облике. Но сейчас нам необходимо найти Седну.

Макс перевел взгляд на гром-птиц, которые, сбившись в кучку, отдыхали. Им вскоре предстоял длинный полет назад. Решив поблагодарить этих удивительных птиц, Макс сделал несколько шагов в их сторону, но гром-птицы неожиданно, громко загалдев, расправили крылья и дружно взмыли к облакам. Через несколько минут они исчезли, оставив игроков наедине с голыми скалами и ослепительными снегами.

— По легенде, — продолжала Снежная Лебедь, когда птицы скрылись, — вход где-то здесь, в горах. Но я не знаю точно, где именно. Нам надо сесть в круг и развести дым.

— Может быть, костер? — уточнил Орсон.

Не ответив, Снежная Лебедь достала из рюкзака кожаный мешочек, развязала его и, к удивлению игроков, достала оттуда большую сигару.

— Табак? — изумленно спросил Макс. — В последний раз я видел табак во время работы в Милане.

— Никотин может спасти наши жизни! — торжественно объявила девушка.

Она зажгла сигару, глубоко затянулась и, запрокинув голову, выпустила тоненькую белую струйку дыма.

— Мои северные братья! — с закрытыми глазами обратилась Снежная Лебедь к кому-то. — Братья по разуму, дети ветра! Помогите нам! Откройте нам путь в нижнее царство, царство смерти и нашей Праматери!

Затянувшись опять, эскимоска выпустила еще одну струйку дыма.

— Эй вы, на юге! Братья сердца! Помогите нам найти дорогу! Пусть ваша вода окропит нас!

Еще одна затяжка. Над ущельем, не рассеиваясь, витали клубы дыма.

— И вы, братья на востоке! Вы, кто сотворен из духа, огня и света! Откройте нам путь! Покажите дорогу!

Затянувшись в последний раз, Снежная Лебедь поприветствовала братьев на западе.

Ветер не рассеивал дым, а лишь уносил его в ущелье. Над пропастью, вопреки потокам ветра, медленно плавали четыре дымных облачка.

Снежная Лебедь находилась в глубоком трансе.

— О-о-о… — тихо протянула она. — Они совсем рядом… Мертвецы… Бесчисленные легионы мертвецов… совсем близко… Это огромное… огромное зло…

Четыре облачка дыма, образовав змейку, теперь неслись в сторону скалы. Вскоре они коснулись отвесной стены и исчезли, словно никогда и не существовали. В то же мгновение задрожали скалы.

— О Боже! Что происходит?! — в ужасе закричал Орсон.

Ущелье наполнил свирепый гул. Снежная Лебедь пришла в себя и быстро скомандовала:

— Всем прижаться к стене!

Игроки беспрекословно повиновались, и вовремя, ибо вскоре сверху со страшным грохотом обрушились тысячи тонн вечных снегов и льда. Через несколько секунд стихия успокоилась.

Макс отрыл глаза и увидел, что вся группа оказалась в снежном мешке. Долгое время все молчали, прислушиваясь к эху недавних событий. Вскоре смолкло и эхо.

— Кажется, духи нас услышали, — нарушила молчание Снежная Лебедь и зажгла новую сигару.

В течение тридцати минут эскимоска, глубоко затягиваясь, выпускала сигарный дымок, который окутал ее таким ярким саваном, что казалось, кто-то зажег фонарь. Докурив сигару, Снежная Лебедь подошла вплотную к отвесной стене. Вдруг, к великому изумлению игроков, в стене образовалось отверстие, оказавшееся входом в тоннель изо льда.

Макс выразительно взглянул на брата, но Орсон лишь непонимающе покачал головой. Неподдельное изумление сквозило на лицах и других игроков. Им ничего не оставалось делать, как последовать за эскимоской.

Снежная Лебедь шла, гордо подняв голову, окруженная сияющей дымкой. Она походила на принцессу, хозяйку всех темных тайн. Девушка уже давно выбросила сигару, но дым едва заметной струйкой по-прежнему клубился из ее рта и носа. Перед Снежной Лебедью таял снег и плавилась горная порода, образуя просторный извилистый тоннель, который вел, по-видимому, в самую глубь горы.

Тоннель исчез так же неожиданно, как и появился, и перед игроками встала сплошная ледяная стена. В ту же секунду раздался далекий низкий рокот.

Макса до костей пронзил страх. Что же это? Уж не ворота ли Ада? Может быть, это вой инуитского Цербера?

Орсон крепче сжал свой гарпун и обратился к эскимоске:

— Снежная Лебедь, можно мне попробовать этой сигары?

Девушка кивнула и достала еще одну сигару. Орсон сделал несколько затяжек и довольно улыбнулся: дым оказался настолько мягким, что не вызвал бы кашля даже у некурящего. Вскоре Орсон так же, как и Снежная Лебедь, оказался в светящемся коконе, однако лед все равно больше не таял.

— В чем дело? — спросил Хеберт, обращаясь к эскимоске.

— Все. Дальше лед защищен от магической силы. Но мы не можем бездействовать, — Снежная Лебедь на мгновение задумалась. — Там, где бессильно волшебство, может быть, полезны мускулы?

Другого выхода не было, и игроки, поднатужившись, попытались сломать этот ледяной панцирь. Один раз, другой, третий — все было безрезультатно.

После нескольких безуспешных попыток с игроков градом катился пот. Пришлось немного отдохнуть.

Во время этой минутной передышки Кевин решил «посоветоваться» со своим компьютером.

— Лапа! — вскоре воскликнул юноша. — Наши силы может удесятерить только лапа совы! Она у Макса!

Тут же была предпринята еще одна попытка. Игроки уперлись плечами в стену, приложили к ней птичью лапу, и — о, чудо! — ледяную поверхность разрезала вертикальная глубокая трещина, от которой во все стороны лучами побежали трещины поменьше.

Остальное произошло за считанные секунды. С неимоверным треском многометровый панцирь льда рассыпался в прах, и перед игроками оказалось необозримое пространство, залитое молочным туманом. Из туманной пустоты доносились какие-то свисты, шарканье и чье-то громкое дыхание.

— Идти или не идти дальше — это целиком теперь ваше решение, — обратилась к игрокам Снежная Лебедь. — С этой минуты я, возможно, не смогу вас защитить.

Боулз с опаской всматривался в туман, прислушиваясь к необычным чавкающим, хлюпающим и жужжащим звукам и пытаясь угадать, откуда они исходят.

— Как бы там ни было, — тихо, но уверенно сказал он, — обратного пути у нас нет. Если погибнет Солнце, то погибнем и мы. Да и каб-балисты, наверняка, не дремлют. Давайте встретим их во всеоружии.

— Тогда, может быть, нам придется оплакивать погибших, — предупредила Снежная Лебедь.

ГЛАВА 16

ПАЙДЖА

Туман спрятал игроков даже друг от друга, поэтому двигаться приходилось крайне осторожно. Иногда на пути попадались скалы и глубокие каньоны. Когда туман слегка рассеивался, были видны острые, как сталагмиты, каменные пики, вздымающиеся со дна ущелий. Дорога постоянно петляла, но нигде не прерывалась.

С Максом поравнялась Шарлей. Ее лицо выражало восхищение, тревожное ожидание и одновременно какую-то печаль.

×