— Тони, я что-то не пойму, — не выдержал Алекс, — вы преступник или нет?

— Но мне-то какая будет польза? Хотите, чтобы мне добавили срок?

Алекс покачал головой.

— То все, что я для вас сделал, было от чистого сердца. Я знаю, что вы никогда не желали смерти того охранника. Но сейчас мне очень нужна ваша помощь.

Макуиртер уставился в потолок и надолго замолчал.

— Не знаю, — наконец протянул он. — Мне ведь осталось каких-то восемь месяцев… — неожиданно Макуиртер сменил тему: — А эту прелестную леди, если я правильно запомнил, зовут Миллисент? Мне хотелось бы с ней встретиться.

— Встретиться? Обещаю. Через восемь месяцев, — согласилась Миллисент. — Но только в том случае, если вы поможете мистеру Гриффину. И не рассчитывайте на что-то большее.

— Нет, что вы. Только встретиться. Вы просто душечка, — голос Макуиртера стал масляным. — А я ведь так одинок… Этого достаточно, чтобы свихнуться.

— Слушайте, ребята, вы отвлеклись! — оборвал заключенного Алекс. — Все шашни и нежности потом. Тони, мне больше нечего сказать. Если вы докажете, что самые большие интриги могут исходить именно от Карима Фекеша, я обещаю, что помогу вам выбраться из тюрьмы досрочно, а здесь вас будет ждать приличная работа. Ради Бога, постарайтесь сделать все возможное.

— Значит, вывести этого парня на чистую воду… — задумчиво произнес Макуиртер. — Он не гражданин нашей страны… Бедолага… Ладно, сэр, я согласен.

Изображение заключенного исчезло с экрана.

Миллисент принесла себе еще чашечку кофе.

— Вот что, Милли, — Алекс старался не обращать внимания на соблазняющий аромат напитка. — Попробуй-ка соединить меня с Каримом Фекешем.

Девушка склонилась над пультом. Минут через двадцать на экране появилось лицо восточного типа.

— Чем могу быть полезен?

Алекс узнал собеседника. Это был Расул, ливийский посол.

— Мне надо поговорить с мистером Фекешем.

Расул, видимо, принял Алекса за рядового незнакомца и несколько облегченно вздохнул.

— Извините, но его сейчас нет на месте.

— С вами говорит Алекс Гриффин, шеф Службы Безопасности Парка Грез.

Расул задумался, а через несколько секунд его изображение исчезло.

Вскоре на экране появился сам Карим Фекеш.

— Слушаю вас, мистер Гриффин.

— Могу ли я поговорить с вами несколько минут лицом к лицу?

— О чем? — поинтересовался Фекеш.

Алекс на мгновение заколебался, а затем ответил:

— О некоторых нерешенных делах.

— И как долго эти дела оставались нерешенными?

— Восемь лет. Фекеш улыбнулся.

— Боюсь, что в таком случае эти дела не решить никогда. Я очень занятой человек, мистер Гриффин. Через полчаса я должен быть в Сан-Диего. Позвоните моему секретарю. Возможно, в следующем месяце я смогу найти для вас пять минут.

Фекеш вежливо склонил голову, и его изображение исчезло с экрана.

— Ловкач, — усмехнулась Миллисент.

— Сукин сын, я объявляю тебе войну, — зло прошептал Алекс и добавил: — Даже ловкачи попадаются в сети. Надеюсь, Тони еще пощекочет этого господина за усы.

ГЛАВА 20

В ЦАРСТВЕ СЕДНЫ

Эвиана, шедшая последней в цепочке эскимосских женщин, даже не повернула головы в сторону своих друзей, пока не услышала голос Макса Сэндса. Увидев его лицо, она ожила, и ее сердце забилось в груди, как в дни юности.

— Эвиана, — произнесла Снежная Лебедь. — Я до сих пор не могу в это поверить. Вы мертвы, но это оружие, — эскимоска указала на карабин в руках Оливера Франка, — привело нас к вам.

— Я не понимаю, — ответила Эвиана, — при чем здесь оружие.

— Этот карабин находился с вами в момент вашей смерти. Это могучее оружие, и именно у вас с ним самая сильная связь. Если вы захотите, то с его помощью мы вытащим вас из потустороннего мира.

— Вы хотите сказать, что можете вернуть меня к жизни? — спросила Эвиана, хотя уже знала ответ.

Снежная Лебедь, смутившись, заметила:

— Не совсем так. Пока мы возьмем вас как одну из мертвых. Вы будете служить мне так же, как духи служат нашим чародеям-ангакокам. Вы будете собирать информацию, которая неподвластна для человеческих органов чувств. Вы могли бы оказать нам неоценимую помощь.

Эвиана ни секунды не колебалась:

— Я иду с вами.

Инуитские женщины одобрительно закивали.

* * *

Макс готов был закричать на весь мир: он шел рядом с Эвианой.

— Скажите, — обратился он к женщине, — что чувствует человек в момент смерти?

На лице Эвианы застыла улыбка. Она долго искала подходящий ответ, но, не найдя его, ускорила шаг.

* * *

Дорога стала петлять среди огромных плоских валунов, напоминающих гигантские столы, и через несколько километров игроки остановились у входа в пещеру.

— Наверное, здесь какая-то ошибка, — встревожился Макс.

— Помнится, что… — с ужасом начала Эвиана и замолчала.

— Что? — спросила Шарлей.

— Я не уверена, — ответила Эвиана. — Наверное, это произошло, когда я была еще жива.

— Эвиана, дорогая, — взмолилась Шар-лен. — Если у вас есть что сказать, то…

— Собирать информацию — ваша главная задача, — напомнила Снежная Лебедь.

Эвиана кивнула.

— Падаю. Медленно. Вокруг меня какие-то силуэты, большие тени. Как во сне…

— Что еще?

Эвиана покачала головой.

— Надо торопиться, — позвала Снежная Лебедь.

Игроки нырнули в темноту.

* * *

Вскоре стало так светло, что можно было вполне обойтись без фонарей. Валуны, усеявшие все пространство вокруг, уменьшились в размерах, а своды пещеры, до которых еще час назад можно было достать рукой, стали такими высокими, что терялись из виду. Вокруг простиралась каменная пустыня.

Воздух в пещере был прохладным и упоительным, но при каждом произнесенном слове изо рта игроков, к всеобщему удивлению, выходили мелкие пузырьки.

— Ничего страшного, — успокоила Снежная Лебедь. — Мы уже давно идем по дну океана. Здесь царство Седны.

Словно в доказательство, откуда-то из глубины выплыла стайка небольших, почти аквариумных рыбок. Вслед за ними мимо игроков проплыл величавый гигантский осьминог.

Не успели путники осознать удивительный и сказочный факт своего пребывания в невозможной для человека среде, как впереди показалась женская фигура с размытыми контурами. Игроков охватила паника. Неужели это Пайджа? Нет, слишком большая. Женщина в высоту достигала не менее трехсот футов, а может, и больше.

Это была Седна. Царица морей, инуитская богиня, праматерь жизни стояла сгорбившись. Казалось, на ее плечи давил невыносимый груз. Поза Седны, ее опущенная голова вызвали у игроков чувство жалости и сострадания. Откуда-то из толщи вод доносился разрывающий душу плач.

Путники подошли поближе. Теперь было видно, что левая половина лица Седны была залеплена какой-то сероватой слизистой массой, непрерывно сползающей царице на плечо. Ее лицо пересекали белые прожилки, похожие на вздувшиеся вены.

— Макс! — воскликнул Орсон. — Мне кажется, что лицо Седны похоже на план города! Этот «город» простирается до самого ее затылка!

Игроки подошли еще ближе. Перед ними стоял неподвижный колосс — женщина с обрубленными пальцами и длинными черными волосами.

Неожиданно игроков подхватили восходящие струи воздуха, и вскоре мощный поток поднял их к самому лицу владычицы подводного царства. То, что со стороны казалось слизью, на самом деле было скопищем мерзких десятидюймовых существ, имевших обличье полунасекомых, полулюдей. Они находились в беспрестанном беспорядочном движении.

— Водяные жуки, — заметил Джонни Уэлш, которого восходящий поток вознес выше всех игроков.

На голове Седны из подвижной слизи торчали четыре фигурки, образующие идеальный квадрат. Макс сразу догадался, что эти человечки символизируют четыре расы: европейскую, азиатскую, африканскую и палеазиатскую, к которой относятся эскимосы и индейцы.

×