— Ну-ну, — успокоил его Вэйл. — С чего это вы взяли?

* * *

Макс смотрел вниз, сквозь толщу воды, не отрывая взгляда от Седны. Обрамление из слизистых существ отслаивалось от ее головы, быстро падая и исчезая. Седна еще пригибалась под тяжестью ноши, но выглядела уже куда здоровее, чем прежде. У нее появился шанс на выздоровление, а у Вселенной — на возвращение к состоянию равновесия.

Где-то высоко, на поверхности океана, уже заиграли солнечные блики.

ГЛАВА 22

МЕТЕОЗОНДЫ

Ракета лениво приподнялась над стартовым столом и устремилась ввысь. Это был обычный старт на Игровом Поле «А». Через минуту ветер размыл инверсионный след ракеты, превратив его в бесформенную седую бороду. Вскоре ракета стала казаться яркой желтоватой точкой, но до ее орбиты было еще далеко. Наступали самые важные, самые критические секунды полета.

Понимая ответственность момента, Алекс Гриффин надел на голову наушники и вслушался в слова диктора.

— Ракеты неэффективны, — вещал голос. — Даже термоядерные, даже те, в реакторах которых бушует энергия, рожденная слиянием материи и антиматерии. Будущее за ракетами, использующими только аккумулированный электрический заряд. В первом приближении такая ракета и поверхность Земли — суть две отталкивающиеся друг от друга пластины конденсатора. Можно запускать аппараты в глубины Солнечной системы без сжигания на борту каких-либо веществ. Такие ракеты еще не созданы, но название для них уже придумали. Ученые решили назвать их метеозондами в память о древних серебристых шарах, которые раньше запускали метеорологи и геофизики для сбора информации…

А высоко над куполом по-прежнему поднималась в небо ракета. Многие посетители Парка с удовольствием принимали участие в подобном полете, дающем возможность ощутить невесомость.

Неожиданно Алекс увидел какой-то аппарат, устремившийся вслед за ракетой. Длинный, с горящими отметинами, он напоминал большого угря, извивающегося в толще воды. Аппарат был полупрозрачным, и сквозь него Алекс видел яркие звезды. Казалось, аппарат — это сплетение сверхпроводников, упорядоченных и превращенных сильным магнитным полем в длинного угря с квадратными плавниками.

— «Звездный кит» — продолжал диктор, — не более чем разгонная пушка, способная вывести на орбиту любую массу. Доставлять груз на орбиту, используя двухсотмильный ускоритель, намного дешевле, чем сжигать топливо или возиться с материей и антиматерией. По своей сути «звездный кит» и есть тот самый метеозонд…

«Звездный кит» оказался гораздо больших размеров, чем предполагал Алекс, и двигался с огромной скоростью. Вскоре он поглотил ракету, и маленький корабль оказался внутри. Через некоторое время ракета остановилась.

— Мы можем захватить судно, бросить его на орбиту и при необходимости оставить его там. Мы также можем придать ракете новое ускорение, чтобы заслать ее к другим планетам…

Ракета действительно увеличила скорость и оказалась у «пасти» «звездного кита».

— Мы также можем захватить приближающуюся к Земле ракету, которая несет полезный груз с Марса или астероида, и даже вернуть ее энергию «звездному киту»…

Теперь ракета метеором прошла через чрево «кита», замедлила скорость у самого хвоста и, выпав через какую-то клоаку, камнем понеслась к земле.

Некоторые внимательно вслушивались в голос диктора, раздававшийся из-за кулис и звучащий в наушниках, но Алекса вопросы вывода на орбиту кораблей интересовали меньше всего. Он расстался с Тадеушем Хармони всего на полчаса, однако за это время уже успел ответить на три сообщения и связаться со своим офисом.

Среди многочисленных гостей «Парка» Алекс без труда заметил элегантную фигуру Карима Фекеша. Богатый шейх, фактический хозяин «Парка Грез», стоял в центре живописной группы дельцов самого разного пошиба и что-то горячо им объяснял. Одним из его собеседников был Расул, только что оправившийся от игровой дуэли с Фекешем. Вскоре вся группа вновь стала увлеченно разглядывать захватывающую сцену на небе.

Неожиданно Алекс на своем плече почувствовал чью-то тяжелую руку и, оглянувшись, увидел Хармони.

— Мне необходимо с вами поговорить, — озабоченно произнес помощник директора.

— Подождите, эта феерия закончится через несколько минут.

Хармони покачал головой.

— Нет, Алекс. Сейчас же. Я боюсь, что вас срочно вызовут по какому-нибудь делу.

Гриффин кивнул, и вскоре сотрудники оказались в тени большой модели буровой скважины. В нескольких метрах от них из материалов, еще неизвестных рядовым инженерам-строителям, строилась огромная башня. Методы строительства тоже были невиданными: башня являла собой как бы ускоритель для постройки верхних этажей.

— Что вы задумали? — строго спросил

Хармони.

— Не беспокойтесь, — голос Гриффина был абсолютно спокойным. — Я все держу под контролем. Все, что касается вопросов безопасности.

— И поэтому вы решили поговорить с Идзуми, Хреслой и даже воскресить из небытия Тони Макуиртера?

— Подумать только! Сколько кругом внимательных ушей!

Как Хармони ни старался, но так и не смог удержаться от вспышки гнева.

— Поймите, Алекс, тогда я был пьян! Мне вообще не надо было затевать того разговора! — неожиданно Хармони нахмурился. — Почему вы улыбаетесь?!

— Что же мне, по-вашему, делать? — Гриффин старался говорить спокойно. — Опубликовать статью в «Тайме»? Или махнуть на все рукой? Я должен довести дело до конца!

Хармони попытался взять себя в руки.

— Послушайте, Алекс, вы даже не представляете, сколько грязи и мерзости можете поднять со дна болота!

— Тадеуш, вы наняли меня, потому что доверяете. Я пришел сюда не для того, чтобы заниматься бумагами и прочей рутинной канцелярской ерундой.

Видя решительность шефа службы безопасности, Хармони тяжело вздохнул и сказал:

— Что ж, запретить я вам ничего не могу, но хочу предупредить: вы можете потревожить такое осиное гнездо, что вам не поздоровится. Речь идет о сотне миллиардов долларов. В конце концов…

Хармони замолчал, боясь сказать что-нибудь лишнее. Он вытер со лба пот и некоторое время разглядывал свою широкую ладонь.

— Знаете, Алекс, — наконец произнес Хармони, — я чувствую себя золотой рыбкой в стеклянной банке.

— Я понимаю, — кивнул Гриффин. — Но теперь моя очередь. Теперь все сильнее, Тадеуш. Да и Мишель вернулась. Если во всем этом деле есть хотя бы малейший след Карима Фекеша, то мы сделаем все, чтобы фортуна отвернулась от его самодовольного лица.

Хармони от удивления открыл рот.

— Вы бредите.

— Думайте, как хотите, — пожал плечами Гриффин.

Хармони выглядел совершенно подавленным. Он понимал, что Алекс не знает и сотой части того, что было известно ему, Тадеушу Хармони.

— Вы хоть будете информировать меня о своих действиях?

— Постоянно. Обещаю, Тадеуш.

— Хорошо… Мне остается только ждать от вас известий.

Хармони' печально и глубоко вздохнул и, нацепив на лицо привычную искусственную улыбку, отправился к гостям.

Алекс проводил помощника директора долгим взглядом и вдруг неожиданно увидел в нескольких шагах от себя группу во главе с Каримом Фекешем. Оба застыли на месте.

Через мгновение Фекеш, придя в себя первым, любезно улыбнулся, и вскоре его группа растворилась в толпе.

* * *

Выскочив из-под воды, Макс оказался на большой и гладкой, как стол, льдине. Вокруг него друг за другом появились остальные игроки. Вокруг него друг за другом появились остальные игроки. Некоторое время окружающий мир казался расплывшимся и неустойчивым, но вскоре все приобрело четкие очертания.

Неожиданно матовое небо окрасилось в яркие цвета. Что это? Северное сияние? Оптические причуды умельцев из «Парка Грез»? Цветные всполохи казались такими сочными и такими близкими, что Макс даже попытался, встав на цыпочки, дотянуться до них руками.

— Что это вы делаете? — удивилась Эвиана.

×