Макс смутился:

— Ничего особенного. Растягиваю мышцы.

Во все стороны до самого горизонта тянулась белая ледяная пустыня, лишь в немногих местах оживляемая черными полыньями. Воздух был чуть суше и холоднее, чем в подводном царстве Седны. Игроки очутились в сердце Арктики, и теперь холода будут их преследовать везде, где ступит нога. В бесконечном ледяном мире не было ни гор, ни деревьев, а в расцвеченном небе не летали птицы. Завывал злобный ветер, толкая большие и малые льдины в неопределенном направлении.

Игроки облачились в теплые одежды. Студеный ветер принес в востока нешуточный снегопад.

Перескакивая с льдины на льдину, Макс добрался до Снежной Лебеди.

— Что дальше?

— Нам необходимо убежище, — сказала эскимоска. — Воспользуемся тем, что припас мистер Боулз.

Выбрали огромную льдину. Все смертельно устали, но в глазах игроков светилась радость от проделанной работы.

— Мы должны построить убежище, потому что приближается сильная буря, — сказала Снежная Лебедь.

Теперь слово было за Робином Боулзом.

— У каждого на дне рюкзака есть какая-либо часть разборной конструкции, — начал он. — Мы будем строить что-то типа иглу. Прежде чем вы все достанете, послушайте меня.

Игроки образовали большой круг, Макс устроился рядом с Эвианой. Все внимательно выслушали инструкции Боулза.

Извлеченные из рюкзаков части представляли собой выдвижные устройства, из которых можно было соорудить подобие иглу. У многих нашлись бухты проволоки и прочная ткань, хорошо удерживающая тепло.

Вскоре среди ледяного безмолвия выросло красивое прочное иглу, первое сооружение — детище человеческого разума, виденное игроками с момента падения самолета. Иглу получилось двенадцати футов в диаметре и пяти футов высотой.

Температура опустилась ниже сорока градусов мороза, и у Макса даже в перчатках коченели руки. Он последним вполз в иглу. Робин Боулз уже вовсю орудовал с портативным обогревателем. Вскоре в иглу стало тепло и комфортно.

Снежная Лебедь достала из рюкзака пачку сигар и села в центре, скрестив по-восточному ноги. Эскимоска была сосредоточена и тиха.

За тонкими матерчатыми стенами свирепствовала пурга, и Максу казалось, что он слышит ужасный и мстительный голос «Каббалы». Но здесь, в иглу, было тихо и спокойно. Эвиана смотрела на Снежную Лебедь так, словно пыталась что-то вспомнить. Игроки молчали. Все: Боулз, Ститвуд, Пегас, Йорнелл, братья Сэндсы, Дыола, Титус, Оливер Франк, Уэлш, Эвиана, Хеберт — чувствовали себя людьми белого мира, борцами за христианские ценности, и этого им было достаточно.

— Вы знаете, что мы победили, — неожиданно сказала Снежная Лебедь. — Но все мы смертельно устали.

— Еще как, — вставила Трианна.

— Мы устали, но дух наш несокрушим. Теперь мы должны посоветоваться с моим отцом. Мы сможем с ним поговорить, потому что среди нас есть человек, который может свободно курсировать из мира мертвых в мир живых, и наоборот. Эвиана, сядьте в центр круга. Вы поможете нам открыть окно в другой мир.

Эвиана села рядом со Снежной Лебедыо. Всем игрокам раздали сигары.

Все время, пока говорила Снежная Лебедь, Макс пытался принять наиболее удобное положение. Сидеть, как остальные, на твердой ледяной корке ему не хотелось, поэтому он подложил под себя свой огромный рюкзак. Его примеру последовали другие игроки.

Новые сигары оказались короче прежних, но дымили не хуже. Макс не знал ни одного из команды, кто отличался бы пристрастием к табаку. Однако разом затянувшись и выпустив вкусный сладковатый дым, игроки ощутили приятное тепло и спокойствие, разлившееся по их телам.

Клубы дыма устремились под купол иглу и, соединившись, почему-то застыли над головами Снежной Лебеди и Эвианы. Вскоре в дымном облаке появилось видение: перед какой-то пластиковой упаковкой, склонив колени, что-то невнятно бормотал Мартин-Полярная Лиса. Его слов разобрать было невозможно, но игроки не сомневались, что старик беседует с духами консервированной говядины.

Закончив беседу, Мартин поднял голову просиял:

— Снежная Лебедь? Ты жива?

— Да, отец.

— Добились ли вы чего-нибудь?

— Да. Мы сразились с грехами на голове Седны и разбили их, но их надо еще долго вычищать из ее волос.

Мартин нахмурился:

— Вы не остались, чтобы это сделать?

— Нет, отец. Теперь мы должны сразиться с «Каббалой». Сможешь ли ты позаботиться о Седне? Ведь это действительно твоя работа.

— Да, я просто обязан позаботиться о ее волосах, когда другие заняты работой, — угрюмо ответил Мартин. — Продолжай, доченька. Береги своих друзей.

Образ старика Мартина исчез под сводами купола. Снежная Лебедь энергично потерла руки.

— Прекрасно!

Напряженность, витавшая в воздухе, постепенно ослабла.

Джонни Уэлш, вежливо кашлянув, произнес:

— Не хотелось бы нарушать идиллию, но мне почему-то кажется, что мой желудок все время что-то напоминает. Как по-вашему, раздобудем мы где-нибудь еду?

Послышался общий дружный вздох.

Неожиданно под куполом иглу появилось новое видение. На этот раз игроки увидели красивую женщину с длинными черными волосами, развевающимися в медленных подводных течениях. Это была Седна. Ее припухлые губы улыбались.

— Дети мои, — произнесла Седна здоровым, бодрым голосом. — Вы освободили меня от пут. И хотя вы из совершенно иного мира, ваши воля и доброта тронули меня. Не знаю, в чем именно вы согрешили, но я отпускаю вам все ваши грехи. Помните, что вас ожидает «Каббала». Не забывайте, что у них великое могущество и они до сих пор держат в темнице Ворона. Теперь, когда каббалисты знают, что вы сильны, они особенно опасны. Будьте осторожны. Где-то во льдах вас ждет следующий вызов, и вы должны победить.

Эскимосская богиня растворилась в клубах дыма, и на ее месте появился удивительный пейзаж. Максу показалось, что это гористый остров, но затем он узнал многочисленное нагромождение огромных ледяных торосов.

Кевин в изумлении покачал головой. Макса же поразила реакция Эвианы на увиденное, словно эти места были ей знакомы. Женщина неподвижным взглядом уставилась на видение и, казалось, перестала даже дышать. Макс дотронулся до ее руки — она была мертвенно холодна.

— Это и есть ваша цель, — раздался голос Седны. — Там вас ждут испытания на смелость и выносливость. Я могу вам кое-чем помочь, верну к жизни того, кто погибнет в этом ледяном аду. Даже если я его не воскрешу, даже будучи мертвым, на него можно будет положиться. А сейчас… Вставай, Эвиана.

Взоры всех игроков устремились на невысокую рыжеволосую женщину. Над головой Эвианы появился бледный нимб.

— Поднимайся, живая женщина, — вновь раздался голос невидимой Седны. — Возвращайся к своим друзьям, возвращайся к жизни. Твой дар предвидения останется с тобой. Поднимайся, Эвиана, поднимайся!

ГЛАВА 23

СНЕГОВИКИ

Макс не успел увернуться, и снежный комок размером с кулак угодил ему прямо в ухо.

— Очко! — торжественно возвестил один из судей.

Судей было двое, и выглядели они как обычные, знакомые каждому с детства снеговики. —Эти создания появились в самом начале вечернего отдыха и сразу же предложили игрокам развлечься детской игрой в снежки.

После сытного ужина со свежими фруктами, овощами, пудингом и шампанским большинство игроков были непрочь сыграть в предложенную игру. Отказались только Джонни Уэлш и Орсон Сэндс. Джонни не прельщала перспектива получить снежным комком по физиономии, а Орсону не хотелось впадать в детство.

Две команды расположились на снежных горках в двадцати шагах друг от друга.

На одной из горок свои позиции заняли Макс, Эвиана и Трианна; за ними притаились Херберт, Кевин и Шарлей. Их команда условно называлась «красные». На горке царило веселье, по округе разносился счастливый смех: ] несколько минут назад была отбита нешуточная атака «синих».

Особенно отличилась Шарлей. Несмотря на боль в колене, она бросала снежки на редкость сильно и метко. В команде «красных» ей равных не было.

×