* * *

Посол Арбенц не скрывал своего удивления от столь раннего визита Алекса Гриффина, но был предельно вежлив и предупредителен:

— Извините, но я смогу уделить вам немного времени перед самым открытием конференции, куда я приглашен в качестве почетного гостя.

На том и расстались.

К девяти часам утра Алекс явился в отель «Гулливер», где должна была состояться встреча. В этом отеле Алекс всегда чувствовал себя очень неуютно. Словно в оправдание названия отеля, вся мебель была предназначена будто бы для настоящих великанов. Обыкновенные клерки сидели за гигантскими дубовыми столами, напоминая лилипутов. В просторных лифтах можно было устраивать небольшие вечеринки.

Наконец Алекс добрался до этажа, где готовился к конференции посол Арбенц.

— Доброе утро, мистер Гриффин, — поздоровался Арбенц.

Посол был самым старшим из всего пестрого сообщества «Падших ангелов», однако производил впечатление человека, полностью приспособившегося к земному тяготению.

— У меня сегодня очень насыщенный график, и если вы не возражаете, мы поговорим прямо на ходу, — несмотря на дружелюбный взгляд, голос Арбенца звучал твердо и непреклонно.

— То, из-за чего я пришел, не займет у вас много времени, — заверил Алекс.

— Отлично, — кивнул Арбенц и предложил: — Не желаете кофе? Его мне присылает президент Колумбии. Это благодарность за то, что «Падшие ангелы» помогли ему в электрификации страны.

— Нет, спасибо, — отказался Алекс и почему-то вспомнил Фиделя Кастро, призрак которого все еще бродил над мятежным континентом.

— Жаль, — произнес Арбенц и залпом осушил маленькую чашечку. — Ну, тогда приступим.

Посол подвел Алекса к ближайшему эскалатору, ступеньки которого были такими высокими, словно предназначались для циклопов. За огромными окнами открывался роскошный вид на весь «Парк».

— Итак, — начал Арбенц, — чем могу быть полезен?

— Ну… — Алекс на несколько мгновений замешкался, внезапно почувствовав себя крайне неуютно: посол был выше на добрых семь дюймов, и это несмотря на то, что земное притяжение отняло у него еще дюйма два роста. — …В одной из наших игр произошел неприятный инцидент. К несчастью, в этой игре участвует и ваша племянница.

Выбритые щеки Арбенца стали пунцовыми.

— Инцидент?

Эскалатор остановился, и собеседники оказались в просторном гостиничном холле, казавшемся бесконечным.

— Вообще-то страшного ничего не произошло, — успокаивающе произнес Алекс. — Грлографический монстр напал на одного из игроков, и компьютеры вывели этого игрока из игры.

На вытянутом лице Арбенца появилось выражение озабоченности.

— Это была Шарлей?

— Нет. Это была ее подружка, Эвиана.

Алекс еле успевал за гигантскими шагами Арбенца, стараясь не отставать от посла.

Выйдя из отеля через двери для «особо важных персон», Арбенц направился к «Ночной Башне», чей силуэт стрелой уходил в утреннее небо. Алекс машинально взглянул вверх и на мгновение потерял дар речи: еще вчера «Ночная Башня» была просто высокой, теперь же эта умопомрачительная конструкция серебристым конусом устремилась ввысь, в бесконечность.

Три года назад, еще до создания «Ночной Башни», Алекс видел план строительства и смету. Уже через год в «Башне» был открыт первый ресторан. Алекс любил бывать в этом удивительном здании, ему нравилось ездить на сверхскоростных лифтах «Ночной Башни», возносивших к самому небу, но он и представить не мог, что это авангардистское сооружение станет разновидностью метеозонда, мостика в космос к другим мирам.

Многочисленные приглашенные, завидев Ричарда Арбенца, на мгновение прервали свои разговоры. У каждого из них на груди висела персональная карточка с голопортретом владельца.

— Странная женщина… — задумчиво произнес Арбенц. — Я видел ее всего один раз, да и то мельком; но мне тогда показалось, что она и Шарлей достаточно близки. Надеюсь, никто не пострадал?

— Никто. Но речь идет не столько об этой женщине, сколько о вашей безопасности, — Алекс сделал многозначительную паузу и спросил: — Скажите, мистер Арбенц, много ли в последнее время было угроз в ваш адрес?

После этого вопроса Арбенц заметно сник и неохотно произнес:

— Все это ерунда. Знаете, мистер Гриффин, почему-то некоторые считают Проект «Барсум» пустой и никчемной затеей. Даже в самом названии нашей фирмы — «Падшие ангелы» — находят что-то демоническое. Я же скажу вам, что это абсурдный псевдофундаменталистский мусульманский взгляд на вещи. Чувства людей просто эксплуатируются в чьих-то корыстных интересах.

Собеседники вошли в лифт «Ночной Башни». Кабина устремилась вверх, и вскоре за прозрачными окнами появился красноватый марсианский пейзаж, мертвый, безводный и дикий. Картину оживляла лишь разыгравшаяся у недалекого горизонта песчаная буря.

— Вы сказали «в корыстных интересах»? — переспросил Алекс. — Кто преследует такие цели? Кто именно покушается на ваше здоровье и даже на вашу жизнь? Посол усмехнулся:

— Учитывая значимость контрактов и суммы, которые в них фигурируют, я думаю, что на этот вопрос нет ответа. Кстати, я не понимаю, почему этот голографический монстр напал не на мою племянницу, а на совершенно постороннего человека. Если бы пострадала Шарлей, то это выглядело бы, по крайней мере, логично.

Алекс кивнул, полностью разделяя недоумение посла. Интересно, подумал он, если бы убили Шарлей, то куда бы она подевалась? Может быть, чудовище было направлено на Эвиану из-за того, что кто-то испугался решительной опеки Шарлей со стороны Марти Боббека?

Лифт поднимался все выше и выше. Из-за горизонта показался вулкан Олимпус. Белоснежную вершину вулкана окружали полупрозрачные облака.

— Господин Арбенц, скажите, а в угрозах когда-нибудь упоминалось имя вашей племянницы?

— Напрямую? Нет, никогда. А вот косвенно… Взять хотя бы историю с похищением сына мистера Де Кампа.

— Митч Де Камп — президент «Падших ангелов»?

— Совершенно верно.

Алекс закрыл глаза и попытался осмыслить услышанное. Когда он вновь взглянул за окна, Марс уже превратился в красный маленький теннисный мячик, уплывающий в черную космическую бездну.

— Мистер Арбенц, можете ли вы еще сказать мне что-нибудь на этот счет?

— Нет, — ответил Ричард Арбенц. — Я должен попросить у вас прощения, но меня ожидают на конференции.

Лифт остановился. Двери кабины открылись, и внутрь ворвался громкий гул голосов и ароматы банкетного стола.

— Спасибо, что уделили мне так много времени, — поблагодарил Алекс, тряся широкую ладонь собеседника. — Надеюсь, мы еще встретимся.

— Я тоже, — кивнул Арбенц.

Двери лифта закрылись, отгородив Алекса от остального мира.

ГЛАВА 27

ОСТРОВ

Эвиана прикрыла глаза, чтобы уберечься от ослепляющего ледяного сияния. Далеко-далеко, где-то там, за этим огромным ледником, их ждет развязка, но Эвиану это волновало сейчас меньше всего, это было ничто по сравнению с тем, что она познала прошлой ночью. Ей хотелось кричать от радости, на сердце было легко и спокойно.

Эвиана вдруг поймала себя на мысли, что ей очень редко вспоминаются ее друзья и любовники, а если они и всплывают в памяти, то образы их размыты и неясны, как в тумане. «Может, у меня какая-то травма головы?» — подумала Эвиана.

«Нет, нет, все не так», — прошептал едва узнаваемый голос. Эвиана почти вспомнила, чей это голос. Так было не раз, но мягкий, вкрадчивый голос пропадал сразу же, как только она улавливала родные интонации.

Прошлой ночью… Все произошло прошлой ночью. Эвиана паниковала, словно Макс был ее первым мужчиной. Она искусно прятала это чувство тревоги, как прятала свой страх перед бурей или битвой; но Макс был так нежен, что в конце концов она вонзила ногти в его шею, искусала его плечи, оглушила его своими криками. А страх улетучился, превратился во что-то другое, еще не осознанное и эфемерное, как ажурная конструкция.

×