— И вас тоже, — Эвиана повернулась к Снежной Лебеди. — И вас тоже убьют эти безголовые монстры.

На лице Снежной Лебеди не дрогнул ни один мускул.

— Эвиана, мы должны идти дальше. Нам многое надо успеть. Нам нельзя оставаться на месте, — эскимоска улыбнулась. — В конце концов, у нас есть вы. И вы расскажите нам обо всем, что увидите.

Эвиана кивнула и, уткнувшись в грудь Макса, заплакала.

ГЛАВА 28

ПОМОЩЬ СЕДНЫ

Макс был несколько сконфужен: женщина, которую он сейчас обнимал, не казалась ему ни настоящим борцом, ни даже той чувственной любовницей, какой была прошлой ночью. Перед ним стоял совершенно другой человек, человек, пронизанный страхом. Макс чувствовал, что в высоченных небоскребах Эвиана видела цитадель «Каббалы». Это был враждебный, чужой и опасный город, где могла оборваться жизнь любого из них.

К Эвиане и Максу подошел Пегас:

— Могу ли я чем-нибудь помочь?

— Думаю, что все образуется, — вздохнул Макс. — Мы просто устали за эти два дня.

Пегас кивнул и вернулся к Шарлей. Макс осторожно выглянул из-за угла и проводил паукообразного монстра взглядом. Амар-ток, видимо, патрулировал улицу.

— Мы вполне можем обойти его стороной, — шепнул Макс Снежной Лебеди.

— Я думаю, что он не один. Здесь оплот «Каббалы», и никто не знает, сколько этих тварей на самом деле.

Подошли Джонни Уэлш и Хеберт:

— Неужели они смогут противостоять нашему оружию?

Снежная Лебедь сокрушенно покачала головой.

— Конечно, у нас есть магические амулеты, но у каббалистов знание и хитрость. Если мы наделаем ошибок, то они захватят наши талисманы и станут еще опаснее.

— Что же нам делать?

Снежная Лебедь села на корточки и, закрыв глаза, крепко задумалась. Наконец, она взглянула на небо и произнесла:

— Нам предстоит еще одна церемония, теперь уже последняя. Мы должны укрепить силу наших талисманов.

Игроки собрались в тесный круг, и Снежная Лебедь продолжила:

— Нам удалось пройти через большие трудности, и все это потому, что мы были вместе. Теперь мы даже сильнее, чем были в начале пути. Мы многое преодолели, и сейчас перед нами последняя, самая главная цель. Я должна сказать, что Эвиана, возможно, права, — не все из нас выживут. Но мы должны идти вперед.

Игроки молча кивали, полностью соглашаясь с эскимоской.

— Мы должны обратиться к молитве, — продолжала Снежная Лебедь. — Если Седна достаточно здорова, то она сможет нам помочь.

— Помочь в чем?

— Хоть у всех есть талисманы, магические предметы, — стала объяснять Снежная Лебедь, — вы не всегда сможете воспользоваться их могуществом и силой, потому что вы еще слишком европейцы. Мы должны завершить вашу трансформацию, ваше превращение в инуитов.

* * *

Вновь игроки расселись вокруг Снежной Лебеди, чтобы в последний раз закурить волшебную сигару.

Интересно, думал Макс, что за табачная компания производит эти сигары? А какая роскошная получилась бы реклама, узнай люди, что эти сигары спасли мир! Например: «Курите „Кэмел“! Эти сигареты избавили планету от ядерной зимы! Внимание: Министерство здравоохранения является коллективным членом „Каббалы“!

Снежная Лебедь закурила, и вверх потянулись клубы дыма, из которого соткался образ прекрасной эскимосской женщины без пальцев. Ее волосы еще оставались тусклыми, но в лице уже было куда больше жизни, чем прежде.

— Дети мои, — с необыкновенной теплотой в голосе произнесла Седна. — Я знаю, что вам нужна моя помощь, и я готова вам помочь. Обратитесь к морю. Мои подопечные с радостью отдадут свои жизни в борьбе со злом.

Макс не слышал голос Седны, а ощущал его как вибрации, вызывающие движение каждой клеточки тела. С каждой новой фразой Седны с неба обрушивался снежный заряд, и временами пурга была настолько плотной, что полностью скрывала образ царицы морей.

Под ногами игроков вновь завибрировала земля и раздался мерный ритм барабанного боя, как это когда-то было в касгике. Тотчас же в пятнадцати шагах от игроков образовалась большая полынья, из которой с легким шелестом выплескивались волны океана.

Через несколько секунд из полыньи показалась голова тюленя. Окинув взглядом своих больших черных глаз всех игроков, тюлень выполз на поверхность и направился к Орсону Сэндсу. Коснувшись игрока, он вдруг стал медленно растворяться. Через одну-две минуты от тюленя осталась одна лишь шкура.

Придя в себя от изумления, Орсон взял в руки эту тяжелую коричневую шкуру и с недоумением стал ее разглядывать.

— Наденьте это, — распорядилась Снежная Лебедь.

Орсон накинул шкуру на плечи и довольно воскликнул:

— О! Эта шкура очень теплая!

Вслед за тюленем из лунки вынырнул морж,, за ним — кит-убийца. Кит, растаяв, оставил' после себя длинный позвоночник с неправдоподобно острыми ребрами.

Макс, не раздумывая, подошел к останкам кита, провел рукой по острой полированной поверхности ребра, а затем, ухватившись за него, с силой потянул на себя и оторвал ребро от позвоночника.

Действия Макса послужили сигналом для остальных, и вскоре от скелета кровожадного кита остался один лишь длинный позвоночник да огромных размеров череп.

Макс заметил, что каждое ребро исписано какими-то руническими письменами. Он рассмотрел свой трофей и пришел к выводу, что таинственную пиктограмму нанесла явно не земная рука.

Трианне не досталось от даров ничего, и потому она довольно нервно пинала позвоночник ногой. Макс протянул ей свое копье и принялся за изучение останков моржа. Морж уже наполовину растаял, но его черные глаза выразительно смотрели на Макса.

Подошла Эвиана. Взглянув на моржа, она тихо произнесла:

— Узик.

— Что? — не понял Макс. — Какой узик?

— Особая кость на детородном месте. Это магическая кость… — почему-то шепотом объяснила Эвиана.

В то же мгновение морж исчез, и на его месте осталась лишь одна-единственная кость. Макс поднял ее. Настоящая боевая булава! К тому же волшебная…

— Нет, не трогайте ее! — вдруг воскликнула Эвиана и схватила Макса за руку. — Если вы не послушаете меня, то погибнете!

— Почему? — удивился Макс.

— Я кое-что видела.

Эвиана действительно выглядела так, словно только что вышла из транса.

— Но это же всего лишь оружие. Эвиана с тревогой посмотрела на Макса.

Ее рыжие волосы развевались на сильном ветру. Воротник куртки, как звезды, обрамляли большие льдинки. Губы Эвианы дрожали от страха и холода.

— Я не хочу потерять вас, — прошептала она. — Я и так слишком много потеряла.

Не выдержав, Эвиана уткнулась Максу в грудь и зарыдала.

* * *

По команде Йорнелла игроки проверили все свое наличное оружие. Пегас по-прежнему носил странное кремниевое ружье. Все остальное оружие — ножи, булавы и копья — было вполне традиционным.

Йорнелл поднял руку, прося внимания.

— Если никто не возражает, то я хотел 6i взять руководство группой на себя.

Игроки промолчали.

— Единственное, чего я от вас прошу, продолжил гвардеец, — это довериться мне не щадить монстров.

Возражений не было, и вскоре игроки, растянувшись в цепочку, двинулись по длинным! лабиринтам улиц.

Через некоторое время Йорнелл, посовещавшись с Оливером Франком, предложил | разбиться на две группы.

— Пусть одна группа идет прямо, а другая' в обход, но параллельным курсом. Так мы жмем врага в клещи. В случае стычки приход резервной группы будет для монстров полно! неожиданностью. Что вы думаете по этом] поводу?

Слово взял Джонни Уэлш:

— Послушайте, руководить одной из групп! хотелось бы мне. Я, конечно, просто толстый добрый комик, но если нам предстоит сцепиться с врагом, то я обещаю, что не ударю лицом в грязь. Возможно, другого шанса у меня будет. Если понадобится приманка, то лучше меня, черт возьми, не найти.

Возглавить другую группу вызвался Кевин, и, немного подумав, Йорнелл уступил свое место.

×