Макс с Эвианой попали в главную группу, которой, быть может, предстояло встретиться с большими опасностями. Макс окинул взглядом своих товарищей и подумал, что как бы там ни было, каждый из них — герой.

ГЛАВА 29

В ЛАБИРИНТАХ

Макс тяжело дышал, его мышцы от усталости гудели так, словно он провел поединок, который длился несколько дней. Макса очень беспокоило состояние Эвианы. Он охарактеризовал ее поведение как раздвоение личности.

Кевин, в отличие от Макса, чувствовал себя превосходно. Ветер швырял снег ему в лицо, трепал его волосы, но юноша, казалось, ничего не замечал. Если раньше игроки видели в нем ребенка, то сейчас при взгляде на Кевина, возглавлявшего группу, нельзя было не заметить, как он возмужал. Оказанное доверие словно придало юноше сил.

Обе группы игроков параллельными курсами пробирались сквозь темные кварталы к центру города. Небоскребы в тридцать этажей высотой оказались сделаны из камня, а не изо льда, как первоначально предполагали игроки. Сейчас было видно, что каменные махины, украшенные иероглифами и пиктограммами, просто со всех сторон обросли тонкой корочкой льда, будто кто-то специально обливал их на морозе водой.

Колонну, в которой находился Макс, вел Кевин. Юноша решительно продвигался вперед, воинственно потрясая магической булавой. Иногда он оглядывался назад, и тогда его лицо озаряла улыбка. Кевин, конечно, нервничал, но старался не подавать виду.

Игроки вышли к большой городской площади, разделяющей их от центральной цитадели. В этом комплексе зданий кое-где горели огоньки. Значит, там кто-то или что-то находится. Присутствие любых форм жизни в таком запустении игроков совершенно не радовало.

Эвиана, шедшая позади Макса, тяжело дышала. Ей уже было лучше, страх больше не парализовал, но тревожное выражение ни на секунду не покидало ее лица.

Внезапно игроки недалеко заметили какое-то движение, и через ближайший перекресток проковыляло уже знакомое паукообразное существо без головы. Оно страшно сипело, заглядывало в темные глазницы окон и старалось держаться как можно ближе к домам.

Неожиданно на другой стороне площади в одном из домов открылась дверь, и на улицу вышла группа людей. Они казались обнаженными и выглядели так, словно спали на ходу.

Робин Боулз попросил у Кевина бинокль, поднес его к глазам и вдруг тихо и изумленно прошептал:

Этого не может быть…

— Что там? — встревоженно спросил Кевин.

— Похоже… С ними Мик-Лук, мой старый знакомый. Он работал на меня в одной аляскинской фактории.

— А почему он разгуливает по такому морозу нагишом?

— Странно, — Боулз в задумчивости почесал бороду. — Может, каббалисты облачили его в какую-нибудь волшебную скорлупу? Я думаю, если он узнает меня, то все пойдет по другому сценарию.

Игроки надолго задумались.

— А вдруг это погубит всех нас? — наконец, выразил общее сомнение Йорнелл.

— Но если я туда не пойду и не спасу Мик-Лука от влияния каббалистов, то я предам нашу дружбу, — твердо произнес Боулз и решительно взялся за китовое ребро.

— Значит, мы все идем, — решил Йорнелл.

Эвиану сотрясала дрожь, она старалась не смотреть в глаза товарищам.

Боулз покачал головой и заявил:

— Нет. Всем не стоит рисковать. С минуты на минуту может появиться другая группа, поэтому кто-то должен остаться здесь и сообщить остальным, что произошло. На всякий

случай.

— Хорошо, — согласился Макс. — А как насчет того, если к вам присоединимся мы с Йорнеллом?

— Согласен, — ответил Боулз.

Йорнелл повернулся к Оливеру Франку и предложил, протягивая булаву:

— Поменяемся? А вы мне дадите свой карабин. Тогда у нас будет одно современное оружие и два традиционных.

Неожиданно Эвиана крепко сжала руку

Макса.

— У вас еще какое-нибудь предчувствие? — поинтересовался он.

Эвиана покачала головой.

— Нет. Но видения приходят и уходят, и я не знаю…

— Послушайте, Эвиана, — перебил женщину Макс. — Обычно мужчина делает то, что считает нужным.

Эвиана в очередной раз уткнулась в грудь Макса и горько зарыдала. Остальным игрокам оставалось лишь пожать плечами.

Слегка отстранив женщину от себя, Макс быстро и громко заговорил:

— Послушайте, вы знали, что любой из нас в этом путешествии может погибнуть. Все мы это понимали. И я играю предначертанную мне роль.

Всхлипнув, Эвиана кивнула.

Ветер почти стих. Цепочка обнаженных красноватых тел уныло брела под присмотром безголового монстра. Время от времени амарток подгонял бредущих своей длинной волосатой лапой.

Колонна поравнялась с приземистым каменным зданием без окон. Мик-Лук стоял третьим в колонне напротив двери дома.

Крайне осторожно и осмотрительно Робин Боулз, Йорнелл и Макс продвигались через площадь, усеянную валунами, обломками зданий и строительным мусором. На многих камнях Макс видел иероглифы и рисунки, изображавшие странных существ в самых различных позах. От рисунков веяло гипнотической силой. Макс с удовольствием остался бы среди этих камней, чтобы более детально их изучить, если бы не настойчивые призывы Йор-нелла.

Боулз подобрался почти вплотную к колонне и спрятался ярдах в десяти от нее. Макс и Йорнелл находились на двадцать ярдов дальше. Казалось, мужчины и женщины из колонны находились в глубоком трансе или наркотическом опьянении. Их волосы развевались на холодном ветру, но сами люди не подавали ни малейшего признака переохлаждения.

Эскимосы стояли перед приземистым входом, похожим на арку, обрамленную массивными каменными блоками. «Интересно, — думал Макс, — кто умудрился перетащить такие камни?»

За аркой, внутри дома, можно было разглядеть движущиеся тени и вспыхивающие огоньки. В моменты, когда умолкали завывания ветра, из-под арки доносились душераздирающие крики.

Макс и Йорнелл догнали Боулза, который, как тень, прижимался к каменной стене приземистого здания. Пошептавшись, они решили, что Йорнелл обогнет здание и выйдет из-за угла с противоположной стороны.

Шло время. Йорнелл не показывался. Максу представился случай рассмотреть безголовое существо. Вид его был отвратителен: коричневая кожа, покрытая редкой шерстью, ниспадала складками по всему тему; длинные обезьяньи конечности, наоборот, поросли густой шерстью; а главное, у монстра действительно не было головы. Его морда располагалась на животе. Сверху зло сверкали маленькие сверлящие глазки, а внизу отвисала свинцовая челюсть. Это был сущий дьявол, абсолютное воплощение зла.

Наконец, из-за угла показался Йорнелл. Настало время действовать. Боулз со всей силы запустил свое копье, но промахнулся. Йорнелл начал настойчивую прицельную стрельбу. Один из выстрелов заставил монстра упасть на землю. С диким воем чудовище конвульсивно задергалось, а затем затихло.

Не теряя времени, Боулз подбежал к колонне и выдернул из нее нужного человека. Остальные стояли тихо, как коровы в стойле, то ли оцепенев от страха, то ли закоченев от холода.

Мик-Лук долго смотрел на Боулза не в силах произнести ни звука, а затем вдруг завопил, да так истошно, что Боулзу не оставалось ничего другого, как заорать в ответ еще громче.

Ничего не понимающий Макс бросился на помощь товарищу. В это мгновение на землю упала чья-то тень.

— Назад! Назад! За угол! — закричал Боулз. — Он уже…

Это все, что Боулз успел сказать, прежде чем перед ним и обнаженными эскимосами выросли новые монстры. Один из них, не дав игроку опомниться, разодрал его куртку.

Второй амарток оказался около Йорнелла. Не ожидавший такой стремительности, гвардеец даже не успел воспользоваться своим оружием. Монстр вырвал карабин у него из рук и согнул его пополам. Йорнелл замер на месте, и лишь крики Боулза вывели его из оцепенения.

Вскоре раздался последний крик Боулза. В алькове зажегся яркий свет, и Боулза затащили под арку.

Йорнелл попятился назад, но споткнулся и упал. Его лицо исказилось от ужаса.

×