Фекеш демонстративно, но довольно нервно зевнул.

— Мистер Гриффин, а если ваше начальство узнает, что вы приходили ко мне в офис и угрожали мне в самой отвратительной форме?

В ответ Алекс усмехнулся:

— Вряд ли я расценил бы свои слова как угрозу.

После недолгой паузы Фекеш придвинул папки к Алексу и сказал:

— Вы очень много знаете о моих финансовых делах. Откуда, позвольте спросить?

— У нас есть собственные источники информации, — не без гордости ответил Алекс:

— И этот ваш источник умудрился внедриться в наши компьютерные файлы. А у нас отличная защита, гораздо лучше, чем та, кот рой располагают компьютеры «Парка»… — Фекеш обнажил в улыбке жемчужные зубы, неожиданно спросил: — Скажите, Гриффин вам не хотелось бы сменить место работы? верьте, мы ценим талантливых, честных, лояльных работников.

В ответ Алекс тоже улыбнулся.

— Да. Я такой и есть.

— Хорошо, — кивнул Фекеш. — Оставим эту тему открытой. Но насчет всего остального… Мы не имеем права допускать таких вопиющих утечек информации. Мистер Гриффин мне известно, что одно время вы служили военной разведке, а последние восемь лет прожили в этой стране фантазий, — Фекеш усмехнулся, — в «Парке Грез». Вы, очевидно просто забыли, чем живет и дышит реальный, а не надуманный мир. Очень жаль. Придет, вам это напомнить. А сейчас, извините, мне пора. Надеюсь, мы еще увидимся.

Улыбнувшись, Фекеш быстро покинул комнату, оставив Алекса Гриффина наедине ее своими мыслями.

ГЛАВА 32

МАГИЧЕСКИЙ ПРИБОР

Мимо укрытия, где прятались игроки, неуклюже перебираясь с камня на камень, проковыляло большое косматое существо. Оно беспрестанно фыркало и изредка поглядывало в сторону укрытия.

Снежная Лебедь, держа в руках большую блестящую катушку с проволокой от «Падших ангелов», закрыла глаза.

— Виниго… — в страхе прошептала она.

— Виниго? — переспросил Джонни Уэлш. — Что это за чертовщина?

— Это чудовище похоже на беременного снеговика, — ухмыльнулся Орсон.

— Мы называем их виниго, — пояснила Снежная Лебедь. — Они людоеды. Вообще-то я могла бы сделать нас совершенно для них невидимыми.

— Они прошли мимо, — резонно заметила Трианна.

— Но оно прошло слишком близко, — ответила Снежная Лебедь, и на ее лице появилось выражение тревоги. — Я думаю, это было не просто виниго.

— Что вы хотите этим сказать?

— Боюсь, что каббалисты могут вселяться в души этих зверей, видеть их глазами и слышать их ушами. Постой-ка… Если они разбрелись в поисках нас, значит, теперь их логово стало гораздо более уязвимо.

Свежую идею тут же подхватил Йорнелл:

— Если мы сделаем какой-нибудь отвлекающий маневр, например, зажжем костры или взорвем гранаты, то кто-нибудь из нас запросто сможет проникнуть в логово каббалистов и выкрасть или сломать этот кусок спутника.

Снежная Лебедь в сомнении покачала головой.

— Вряд ли мы отвлечем их всех праздничным фейерверком.

Иного мнения был Макс:

— А почему бы и нет? У кого из нас тюленья шкура?

— У меня, — подняла руку Шарлей.

— Белый тюлень на снегу… Как невидимка, не правда ли?

Снежная Лебедь не скрывала своего неудовольствия:

— Кажется правдоподобным. Но неужели вы думаете, что каббалисты такие глупцы?

— Мы разделимся на три команды, — настаивал Макс. — Две группы отвлекут каббалистов, а третья попытается проникнуть в их логово. Орсон, как вы думаете, ваш план действительно осуществим?

— А почему бы и нет? — возмутился Орсон.

— Духи уже одобрили этот план, — напомнила Снежная Лебедь.

* * *

«Но это совершенно расходится со сценарием! — тихо возмущался Дуайт Уэллс. — Они должны были найти старую эскимосскую лодку, начиненную динамитом! Что они задумали?»

* * *

Когда Снежная Лебедь увидела отблески огня, брызнувшие недалеко от логова каббалистов, она не придала этому факту особого значения, считая, что искушенных противников не удастся одурачить детскими трюками.

Все шло по намеченному плану. Шарлей и Орсон спрятались за массивным каменным блоком прямо напротив входа в молельню. Йорнелл взобрался на крышу и, надев очки, стал всматриваться в дымоход.

Вскоре из касгика вышли трое каббалитов: двое мужчин и одна женщина. К удивлению игроков, они были совершенно обнажс ны. Вдруг ноги и руки каббалистов стали вытягиваться и оперяться, и через нескольку минут в воздух взлетели три волкоорла. Сделав круг над городом, птицы исчезли в суме речном небе.

— Такого шанса у нас больше не будет! — воскликнула Снежная Лебедь. — Многих каббалистов в доме уже нет, а оставшиеся, можно, находятся в глубоком трансе. Не; терять ни минуты.

Шарлей набросила на себя тюленью шкуру. В ту же секунду ее верхняя одежда словно бы испарилась, прозрачной стала и шкура. Все, кто стоял рядом, могли даже увидеть внутренние органы девушки. А еще через несколько секунд от Шарлей Дьюла остался едва заметный, колеблющийся на ветру призрак.

— Вот так да! — смеялась она. — Просто здорово! Теперь я могу устроиться к каббалистам полтергейстом или домовым!

— Оставим все наши эмоции на потом, — одернула девушку Снежная Лебедь. — Сейчас мы должны спасти мир от нечисти.

Шарлей первой вошла в логово каббалистов, следом за ней двигались Йорнелл и Opсон. Широкий коридор поразил игроков ужасающей грязью и запущенностью. На стенах на всех предметах лежала многолетняя пыль, от которой сразу запершило в горле.

Первым, кто встретился игрокам на пути, был каббалист с ярко выраженными монголоидными чертами лица. Услышав приближающиеся шаги, он недоуменно стал вертеть по сторонам головой. Подкравшись поближе, Шарлен вонзила в каббалиста нож с той страстью, на какую способна молодая женщина. Монголоид, не успев произнести ни звука, медленно осел в толстую мягкую пыль. Орсон и Йорнелл предусмотрительно убрали истекающего кровью каббалиста с дороги.

Пройдя коридор, игроки оказались в освещенной горящими факелами комнате. Здесь царили тишина и безмолвие. Шарлей внимательно осмотрелась и заметила в стене дверь, которая вела, видимо, в соседнее помещение. Она тихо позвала товарищей, и вскоре игроки сгрудились у входа в комнату с высоким обшарпанным потолком.

У дальней стены возвышался идол высотой в два человеческих роста. Из-за толстого слоя пыли определить, из чего он сделан, было невозможно. На толстых губах божка застыла адская улыбка.

У ног идола трещал сакральный огонь, а неподалеку в инквизиторской рамке лежал распятый Робин Боулз. Вокруг огня сидели шесть человек.

В самом центре помещения на невысоком подиуме находился обломок спутника. Волшебный предмет, который теперь мог повлиять на судьбы человечества, представлял собой грязный искореженный металлический осколок.

Наступал критический момент, когда мир балансировал на тонкой зыбкой грани между жизнью и смертью.

Шарлей, практически невидимая, подобралась к прибору. Чувствуя нервную дрожь, она замерла и оглядела сидящих у огня.

Лица четырех мужчин и двух женщин поражали своей болезненностью и изможденностью, их щеки были покрыты страшными язвами. Один из каббалистов, высокий и широкоплечий мужчина, что-то громко говорил. Это был Ахк-Лут.

Робин Боулз, несомненно мертвый, находился по-прежнему в сознании. Шарлей не могла без содрогания смотреть на его вспоротый живот, откуда вынули все органы.

На стенах прыгали тени каббалистов, которые казались более живыми, в отличие от самих неподвижно сидящих сектантов.

Собравшись с духом, Шарлей накрыла прибор чудесным тентом, изготовленным в одной из лабораторий «Падших ангелов».

«Видимо, все магические предметы в этом мире есть энергетические батареи, — думал Орсон, стоя у порога комнаты. — А батареи можно разрядить. Достаточно замкнуть полюса, и батарея разрядится гораздо быстрее, чем даже предполагал изготовитель».

Неожиданно Шарлей заметила, что тент, которым она накрыла прибор, стал тлеть, и от него вверх потянулся едкий удушливый дымок.

×