— Опять топать десятки миль, — проворчал Джонни Уэлш. — Мои ноги уже и так отказывают.

Снежная Лебедь с тревогой смотрела назад: по бескрайнему полю, словно свора гончих собак, неумолимо приближались разъяренные амартоки.

Неожиданно под ногами затрещал лед.

— Что это еще такое? — испугалась Трианна.

— Да черт его знает! — ответил Макс, расстегивая меховой воротник.

Становилось по-настоящему тепло. В этом, видимо, и крылась причина странного потрескивания льда: резкое потепление, таяние льда и изменяющееся давление воздуха.

Со стороны надвигающихся монстров слышался зловещий протяжный гул.

Неожиданно перед самым носом амартоков вздыбились ледяные торосы, послышался ужасный ледяной треск, и из глубин океана вынырнуло огромное китообразное. Издавая невообразимый рев, хозяин морских пучин набросился на ближайшего к нему амартока. Под тяжестью кита многометровый лед крошился, как тонкое стекло. Монстры, не попавшие в гигантскую пасть кашалота, попадали в воду. Немногие уцелевшие обратились в бегство, в сторону города-призрака.

Насладившись живой плотью, китообразное нырнуло опять в глубины. После себя он оставил огромный фонтан воды, мелкие брызги которого окропили притихших игроков.

— Слава Богу, что он нас не заметил, — перевел дух Орсон.

— Да, нам просто повезло, — согласился Макс, вытирая лицо от соленой воды.

Океан, взбудораженный китом, не успокоился. Лед под ногами по-прежнему ходил ходуном, трещины множились и ширились.

— Лед тает! — забеспокоилась Снежная Лебедь. — Надо спешить!

Некогда белоснежное и ровное поле превратилось в скопище огромных, наползающих друг на друга ледяных торосов. Вовсю палило солнце. Настырные волкоорлы сделали несколько прощальных кругов и скрылись из виду.

Линии горизонта как таковой уже не было, повсюду виднелись лишь ледяные глыбы и торосы; и игроки шли наугад, в сторону, где, как им казалось, их ждало царство Силумкадчлука.

ГЛАВА 36

МИШЕЛЬ

Игроки прошли уже несколько километров, а желанная земля Силумкадчлука еще пряталась за горизонтом. Идти по тонкому льду становилось все труднее и труднее. Часто дорогу игрокам преграждали большие участки открытой воды, и требовалось много времени и сил,

чтобы их обойти.

Через час пути стряслась новая беда: Йорнелл угодил в полынью и утонул. Помочь гвардейцу не удалось. Товарищи не смогли подобраться к нему даже ползком.

После долгого и утомительного пути наконец показалась узкая темная полоска, поросшая лесом, над которым поднималась едва видимая струйка дыма. Земля!

Лед становился все тоньше и тоньше. Постепенно все игроки оказались в воде, и спасло их только то, что началась прибрежная от мель.

Вскоре берег приблизился настолько, игроки смогли рассмотреть поселок, с которого и начались все их приключения. Были видны и обугленные останки самолета.

На берег высыпали эскимосы. Они что-то приветственно кричали и подпрыгивали ш месте.

Впереди игроков шла Снежная Лебедь. Кс только она вышла из воды, то сразу попала объятия своего отца, Полярной Лисы.

— Дитя мое! — дрожащим голосом воскликнул старый Мартин. — Ты спасла нас!

— Отец! Мы все еще в великой опасности. Каббалисты преследуют нас по пятам.

Снежная Лебедь испуганно оглянулась, но увидела лишь бескрайний океан, по которому дрейфовали одинокие льдины.

— Каббалисты не смогут теперь действовать через зверей или духов, но они могут поднять против нас, как и раньше, оружие. Быстрее! — сказал старик и повел игроков к поселку, где был спрятан целый склад оружия.

— Разбирайте! — распорядился Мартин. — Иногда не обойтись без духовного оружия доброго слова, а иногда не помешает и старый «Смит и Вессон».

Смертельно уставшая Эвиана буквально съежилась, когда один из эскимосов вручил ей тяжелое, пахнущее смазкой ружье. В этот момент неожиданно раздался выстрел, заставивший всех игроков залечь под всевозможные укрытия. На Эвиану посыпались деревянные щепки и осколки оконного стекла.

Вскоре раздался страшный взрыв, и в воздух взлетели окровавленные останки какого-то эскимоса.

— Это граната! — закричал Орсон. Раздался новый взрыв, разнесший в пух и прах старый деревянный сарай, а затем началась непрерывная стрельба. Стреляли со всех сторон.

Эвиана испуганно закрыла лицо руками. Вскоре она услышала участливый голос Шар-лен:

— Почему вы не стреляете? Эвиана ничего не ответила.

Со стороны океана донесся громкий, ужасный рев просыпающегося чудовища. Эвиана уже знала, что увидит, если поднимет голову и выглянет в разбитое окно.

Через несколько минут из темных пучин поднялась огромная гора с зевающей пастью. Страшилище выползло на берег, и теперь напоминало гигантского червяка.

Мартин Полярная Лиса, совершенно не обращая внимания на стрельбу и взрывы гранат, направился к берегу. Остановившись перед зевающим чудовищем, он воскликнул:

— Богохульник! Как много зла ты сделал! Я, твой отец, презираю тебя и отказываюсь называть тебя сыном! Ты зашел слишком далеко, Ахк-Лук!

Из пасти чудовища вырвался нечеловеческий жуткий хохот. Оно поползло вперед, похоронив под собой несчастного старика.

— Неужели это… — вырвалось у Макса.

— Это Теричик, — трагическим голосом объяснила Снежная Лебедь. — В него превратился Ахк-Лут. Мой брат пришел, чтобы нас всех убить.

* * *

Теричик, многотонное чудовище с телом червяка и зевающей пастью, напоминающий остроконечную гору, полностью выполз из океана.

Низкие тучи закрыли небо, и стало темно, как ночью. Поднялся страшный ураган, на берег обрушивались беспощадные ревущие массы свинцовой воды. Порывы холодного, пронизывающего ветра готовы были снести поселок с лица земли.

* * *

Макс погиб, как герой. Он был самым смелым, самым решительным из игроков. Но его храбрости, решимости и магической силы узика оказалось мало. Теричик попросту проглотил смельчака.

* * *

— Нет! — закричала Эвиана и выскочила из сарая.

Следом выбежал Пегас, на ходу умоляя ее не соваться под пули.

Эвиана услышала и остановилась. В этот момент пуля каббалиста попала ей в плечо, и все ее тело пронзила острая боль.

Неужели конец? «Но я не мертва… Значит… Это же просто игра…» В голове одно за другим проплыли видения, и что есть силы Эвиана закричала:

— Но я же Мишель! Я Мишель!

* * *

Пуля попала каббалисту в голову, оторвав ее и размозжив. Враги попрятались за лодками и бревнами.

Однако Эвиану интересовали вовсе не каббалисты. Поднявшись с колен, она решительно направилась к Пегасу:

— Ты!

Пегас ничего не понял, но смутился.

— Это ты, — Эвиана направила на Пегаса ствол своей винтовки. — Я узнала тебя, твой голос. Y меня плохая память на лица, но я никогда не забуду твой голос. Это ты дал мне тогда то проклятое ружье.

Подошли остальные игроки и эскимосы.

— Послушайте… — отступая назад, оправдывался Пегас. — Кто же знал, что так случится? Видит Бог, я не хотел этого…

Пегас нашел в себе силы расстегнуть разе дранную парку и увидел, как из окровавленного живота стали вываливаться колечки собственных кишек. Он выронил винтовку и, сжав живот руками, медленно побрел в снежную мглу.

* * *

Ошеломлены случившимся были не только игроки, но и каббалисты. Наконец, придя в себя, они возобновили перестрелку. Вскоре раздался взрыв гранаты.

Враги наседали со всех сторон: с суши теснили каббалисты, а со стороны моря и поселка — Теричик.

Неожиданно в небе появилось темное пятнышко. Оно постепенно увеличивалось в размерах и вскоре превратилось в гигантскую птицу. Это был Ворон. Распластав крылья на полнеба, он пронесся над головами людей щ скрылся в тучах.

— Мы пропали, — вздохнул Орсон. — Я— то думал, что он прилетел помочь нам…

×