Я поставил ногу на ступеньку и начал спускаться. В то же время панель мягко закрылась за мной на пружине. Я услышал, как щелкнула задвижка. Я оказался в кромешной тьме. Мне пришлось двигаться наощупь. В любой момент я мог наткнуться на похитителя Налти, затаившегося, чтобы расправиться со мной. Уверяю вас, это было весьма неуютное ощущение.

Лестница, очевидно, была высечена в массиве известняка, на котором воздвигнут Хавату. Она вела прямо вниз на большую глубину. Спустившись до конца лестницы, я стал наощупь продвигаться по узкому коридору. Время от времени я останавливался и прислушавался. Сначала я не слышал ни звука, тишина была могильной.

Стены стали влажными. Время от времени мне на голову капала вода. Низкий приглушенный шум заполнил подземный коридор, возникло ощущение смутной давящей угрозы.

Я продвигался все дальше. Я не мог идти вперед быстро, так как мне приходилось нащупывать почву под собой перед каждым шагом — ведь я не знал, что меня ждет впереди.

Таким образом я преодолел значительное расстояние, пока наконец моя вытянутая нога не встретила препятствие. Я обследовал его и обнаружил, что это нижняя ступенька лестницы.

Я осторожно поднялся и наверху оказался перед глухой стеной. Но я уже знал по опыту, где искать задвижку, ибо я был уверен, что то, что преграждает мне путь — дверь.

И вот мои пальцы нащупали то, что искали. Дверь подалась под моей рукой.

Я медленно и осторожно нажимал на нее, пока не образовалась узкая щель, в котороую я мог заглянуть.

Я увидел часть комнаты, смутно освещенную ночным светом Амтор. Я открыл дверь чуть шире. В комнате никого не было. Я вошел в нее, но прежде чем позволить двери закрыться, я отыскал отверстие, через которое задвижку можно открыть с этой стороны.

Комната, в которой я находился, была грязной и заваленной мусором. Воздух был пропитан отвратительным затхлым запахом смерти и запустения.

В противоположной стене были два окна и дверной проем, но в окнах не было оконных рам, отсутствовала и дверь. Я подошел к дверному проему. За ним был двор, зажатый между стеной дома и высокой стеной.

На первом этаже дома было три комнаты, которые я быстро обыскал. В них была только поломанная мебель, старые тряпки и грязь. Я поднялся наверх. Здесь были еще три комнаты, в которых обнаружилось не больше интересного, чем внизу.

Кроме этих шести комнат в доме ничего не было, и я скоро понял, что мне придется поискать Налти где-то в другом месте. В этом доме ее не было, не было вообще никого.

Из окна второго этажа я осмотрел двор. За стеной была улица. Она была мрачной и грязной. Выходящие на нее дома были серыми и полуразрушенными, но мне не нужно было наблюдать этот пейзаж, чтобы понять, где я оказался. Я уже давно пришел к выводу, что нахожусь в Корморе, городе жестокого джонга Морова. Туннель, через который я прошел от Хавату, провел меня под большой рекой, которая носит название Герлат кум Ров, Река Смерти. Теперь я знал, что Налти была похищена агентами Скора.

Изх окна я видел, как случайные прохожие идут по улице мимо дома. Они двигались медленной шаркающей походкой. Где-то в этом городе мертвецов была Налти — в столь ужасной опасности, что я холодел при одной только мысли об этом. Я должен найти ее! Но как?

Спустившись во двор, я прошел через ворота в стене и вышел на улицу. Только естественный ночной свет Амтор освещал город. Я не знал, в каком направлении идти, но я знал, что должен двигаться, иначе я привлеку внимание.

То, что я знал о Скоре, подсказыывало мне, что Налти находится там же, где и Скор. Так что мне следовало искать дворец джонга. Если бы я только мог остановить одного из прохожих и спросить его! Но я не осмеливался так поступить, ибо выдать незнание местоположения дворца джонга означало сразу обнаружить себя чужестранцем, и следовательно, врагом.

Я приближался к двум прохожим, идущим мне навстречу. Когда я миновал их, то обратил внимание на их темную одежду. При виде меня они приостановились и внимательно рассматривали меня. Но они не остановили меня, и я с облегчением увидел, что они продолжают свой путь.

Я понял, что моя новая одежда, быстрая легкая походка и манера держаться сделают меня в Корморе заметным. Значит, мне было необходимо замаскироваться. однако легче было так решить, чем осуществить это. Тем не менее это непременно нужно было сделать. Я не мог надеяться отыскать и спасти Налти, если буду постоянно подвергаться риску быть опознанным и арестованным.

Я развернулся и направился обратно в грязную лачугу, которую только что покинул. Я видел, что в одном из углов там валялись ветошь и отрепья, среди которых я надеялся найти что-нибудь, чтобы прикрыть свою наготу. Елки-палки, взамен такой красивой набедренной повязки, купленной мной в Хавату отнюдь недешево!

Мои ожидания не были обмануты, и через несколько минут я снова появился на улице, одетый в самые чистые из грязных одежд, из которых мне пришлось выбирать. Теперь, чтобы полностью завершить маскировку, я медленно шаркал, как какая-нибудь падаль из забытой могилы.

Я снова встретил прохожих. Но теперь они не обращали на меня внимания, и я понял, что замаскироваолся успешно. Я выглядел, как еще один труп в этом неосвещенном городе мертвецов.

В немногих домах горел слабый свет. Но я не слышал шума — ни пения, ни смеха. Где-то в этом городе ужаса была Налти. Одно то, что такое милое и замечательное создание дышит этим зловонным воздухом, было достаточно ужасно. Но гораздо важнее было то, что ее жизнь висит на волоске.

Если Скор сейчас в городе, он может убить ее сразу же — в приступе безумного гнева мстя за то, что она однажды бежала от него. Я питал надежду, что Скор сейчас в своем замке, а его подчиненные продержат Налти в плену не причиняя ей вреда, пока хозяин не вернется в Кормор. Но как это все выяснить?

Я знал, что распрашивать обитателей города опасно, но в конце концов я понял, что у меня нет другого способа быстро найти дом Скора. Быстрота была существенной, если я хотел найти Налти до того, как будет слишком поздно.

Пока я бродил без плана, я не увидел ничего, что указывало бы на то, что я приближаюсь к лучшей части города, где мог бы располагаться дворец джонга. Дома были все низкими, мрачными и некрасивой архитектуры.

Я увидел человека на перекрестке двух улиц и, подойдя поближе к нему, остановился. Он посметрел на меня стеклянными глазами.

— Я потерялся, — сказал я.

— Мы все потеряны, — ответил он, с трудом шевеля распухшим мертвым языком.

— Я не могу найти дом, где я живу.

— Войди в любой дом, какая разница?

— Я хочу найти мой дом, — настаивал я.

— Тогда иди и найди. Откуда мне знать, где он, если ты сам этого не знаешь?

— Он рядом с домом джонга, — сказал я.

— Тогда отправляйся к дому джонга, — предложил он угрюмо.

— А где он? — спросил я таким же грубым тоном.

Он указал вниз по улице, по которой я шел. Затем он повернулся и зашаркал в противоположном направлении. А я направился туда, куда он показал. Я хотел побыстрее добраться до цели, но не осмеливался прибавить шаг из страха привлечь внимание. Так я и шаркал в безжизненной манере остальных пешеходов.

Где-то впереди лежал дворец Скора, джонга Морова. Я был уверен, что там найду Налти. Но что потом?

19. Сюрприз

Дворец Скора оказался трехэтажным зданием из серого камня, похожим своей уродливостью на замок джонга Морова в лесу у реки, только гораздо больше. Он стоял посреди небольшой площади. Соседние дома были жалкими лачугами. Его окружала высокая стена, а за прочными воротами стояла дюжина воинов. Дворец выглядел неприступным.

Я медленно прошаркал мимо ворот, наблюдая за ними краем глаза. Похоже, не стоило и пытаться здесь пройти. Стража была поставлена не напрасно, а наверняка для того, чтобы не пускать внутрь тех, кто не шел туда по делу.

×