Жанры книг

Последние комментарии

  • Пленница волка (СИ)

    Не могу читать, столько ошибок, вроде и затягивает рассказ, но, чувство, что писала малолетка класса 7-8 не отпускает (закрывая глаза на описание эротических сцен), в общем, нужна редакция, в таком виде, это, читать трудно, невозможно, нужна бета однозначно.
  • Цена свободы

    Классно, мне понравилось, много про постапок читал, но это реально понравилось, жду продолжения
  • Весна в душе (СИ)

    Вся серия оставляет после прочтения очень яркое впечатление. Каждая книга заметно отличается от предыдущих . Если в 'Нереальной Дружбе" мы только знакомимся с ситуацией и видим героев как бы со стороны, со слов окружающих, то в "Весне " уже заглядываем в их души и сердца. Вершина книги - сцена на берегу и суд. Есть некий рефрен к первой части, но сюжет поворачивается иначе, давая героям шанс изменить ситуацию. Линия Ирены и Черного Джона явно требует продолжения: подаренное кольцо намекает, что это не конец. Чувства персонажей только наклевываются в "Весне "., а раскрываться они будут уже в следующих книгах саги.

Кино. Страница 1

Сортировать как: по популярности

Я – второй Раневская, или Й – третья буква - Милляр Георгий Францевич
Я – второй Раневская, или Й – третья буква
Мой «Современник» - Иванова Людмила Ивановна
Мой «Современник»
«Людмила Иванова – артистка прекрасная!» – с этими словами Эльдара Рязанова нельзя не согласиться. Она талантлива, естественна, самозабвенно любит свой «Современник», одним из основателей которого является наряду с Олегом Ефремовым, Галиной Волчек, Олегом Табаковым… А еще народная артистка России Людмила Иванова сочиняет песни для спектаклей и эстрады, руководит детским музыкальным театром «Экспромт» и пишет книги. Новую книгу актрисы «Мой „Современник“» без преувеличения можно назвать поэмой о любви к театру – с небольшими лирическими зарисовками из личной жизни.
Изольда Извицкая. Родовое проклятие - Тендора Наталья Ярославовна
Изольда Извицкая. Родовое проклятие
Судьба сулила ей блестящее начало и трагический конец. Звездным часом Изольды Извицкой (1932–1971) стал шедевр отечественного кино — фильм Григория Чухрая «Сорок первый», где она снималась в паре с популярнейшим тогда Олегом Стриженовым. Мало кто до съемок видел в грациозной, красивой выпускнице ВГИКа диковатую и резкую Марютку из повести Бориса Лавренева. Но успех превзошел все ожидания. Историю любви пылкой революционерки и белогвардейского офицера до сих пор нельзя смотреть без волнения. А в 1956 году, когда картина вышла на экраны и была показана на Каннском кинофестивале, получив там специальный приз, актриса попала в центр всеобщего внимания.Позже она сыграет еще немало ролей — в фильмах «К Черному морю», «Отцы и дети», «Неповторимая весна», «Вызываем огонь на себя», «По тонкому льду» и других. Но ни одна из них не принесет Извицкой былой славы. И в личной жизни — ее мужем был киноартист Эдуард Бредун — она не будет счастлива. Незадолго до смерти Изольда Васильевна неделями не показывалась на улице, не избавившись от пагубной привычки к алкоголю, к которой приучил ее супруг. Когда взломали дверь, ее нашли мертвой на кухне, где она пролежала не один день…Книга кинокритика Натальи Тендоры — о прекрасной актрисе и женщине, которой восторгались миллионы, о родовом проклятии, нависшем над ее судьбой.
Игра престолов. В мире Льда и Пламени - Хорсун Максим
Игра престолов. В мире Льда и Пламени
Жизнь, театр, кино - Жаров Михаил
Жизнь, театр, кино
Сотни тысяч недолюдей (СИ) - "Синяя Птица"
Сотни тысяч недолюдей (СИ)
Время колоть лед - Хаматова Чулпан
Время колоть лед
Такеши Китано. Автобиография - Китано Такеши
Такеши Китано. Автобиография
Кинематограф по Хичкоку - Трюффо Франсуа
Кинематограф по Хичкоку
Любовь Орлова в искусстве и в жизни - Романов А. В.
Любовь Орлова в искусстве и в жизни
Тысяча жизней - Бельмондо Жан-Поль
Тысяча жизней
  По собственному выражению, Жан-Поль Бельмондо прожил тысячу жизней – классические фильмы, красивейшие женщины, быстрые машины. Но что скрывалось за этим блестящим успехом? Что тревожило и тревожит прославленного актера? Сицилиец по отцу, он помогал в детстве местному пастору хоронить мертвых американских солдат, а в юности сам побывал на войне и был ранен. Однако этот любимец нескольких поколений женщин никогда не терял оптимизма, каждый раз оправдывая свою итальянскую фамилию, означающую «прекрасный мир». Книга в полной мере отражает натуру великого «профессионала» – словно мчишься в спортивной машине на скорости 200 км в час, при этом с юмором, вкусом и брызжущим весельем – автор щедро делится с читателем своим позитивом, поднимая настроение и заставляя сопереживать каждой жизненной вехе великого актера. Эта книга – неизвестный фильм с Бельмондо, который вы еще не видели!  
Я — Спок (СИ) - Нимой Леонард
Я — Спок (СИ)